Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Борьба продолжается

Остров свободыНомер: 2015.03.27 №11 (477)
Юлия Троцевич, Алена Хроменко

 

Дело пономарей15 марта 2014 года невинно осужденные Евгений Федорченко, Сергей Демин и Антон Харитонов вышли на свободу. Год спустя, 26 марта в деле пономарей были отменены приговор суда первой инстанции, а также постановление Апелляционного суда. Кроме того было решено направить дело в Запорожье на новое рассмотрение. Адвокаты поздравили Ольгу Демину и ее сыновей Сергея и Антона с первой победой. Теперь необходимо дождаться закрытия дела и вынесения оправдательного приговора.

«Остров…» встретился с Ольгой и ее сыновьями и расспросил о том, как они возвращались к обычной жизни и почему так долго

— Как прожили этот год? Чем сейчас занимаетесь?
Сергей: — В данный момент я работаю преподавателем в одном из запорожских вузов. Преподаю спортивные дисциплины. В августе прошлого года женился. Веду здоровый образ жизни – хожу в спортивный зал, бегаю по утрам, с ноября месяца закаляюсь – купаюсь в Днепре.
Антон: — Я сейчас много читаю. В основном духовную и историческую литературу. Пишу воспоминания. Потом с мамой планируем издать книгу.
Ольга: — Год был непростой. Борьба продолжается. Раньше в одном направлении, теперь в другом. К нормальной жизни пока не дают вернуться. В Киев приходится ездить почти каждый месяц. Ведь ситуация по судьям не изменилась. Те, кто перечеркнули жизнь моих сыновей, забрали у них 4 года жизни, должны ответить по суду человеческому и Божьему. Вот так год и прошел – Министерство юстиции, Высшая квалификационная комиссия судей, Областная прокуратура и так далее.

— Помогал ли вам кто-то в первое время?
Ольга: — Обещаний помочь и морально, и материально было много. Обещали отправить на реабилитацию, на лечение… Правда, Сереже помогли прооперировать глаза. Это, конечно, много значит. Но сложилось впечатление, что это была помощь, как говорят, для галочки. У Антона продолжаются головные боли и беспокоит сердце. Про состояние здоровья можно долго говорить, но это мы со временем поправим. Но именно в тот период им нужна была реабилитационная поддержка. Я просила, чтобы их на пару недель отправили в санаторий, хотя бы на Великий Луг. Меня направляли от кабинета к кабинету, но никто никуда так и не поехал. Представители власти нам ничем не помогли. Мне было стыдно перед сыновьями, когда они вернулись раздетые-разутые, а ни денег, ни одежды — ничего не было. Я просто попросила одеть их на первое время. Но было совсем неприятно, когда нам предложили написать заявление на помощь, а в предложенной сумме поставить по 100 гривен. Спасибо знакомым, друзьям, которые помогли одеться-обуться, помогли продержаться на плаву. Но это была помощь неравнодушных людей, но никак не властей, которые прекрасно знали, что они невиновны. Мы общались с Александром Пеклушенко еще до Майдана, до того, как их освободили, и он мне сказал: «Да, я знаю, что они невиновны». Это он при Януковиче еще сказал. То же самое Александр Син – глубоко проникся, глубоко сочувствовал, говорил, что они ее держат на контроле. Не знаю, что это за контроль такой… Этот год мы выживали как могли.

— Почему так долго в этом деле не могут поставить юридическую точку?
Ольга: — Этот вопрос не к нам, хотя ответ на него лежит на поверхности – корпоративная солидарность судей. За незаконно принятое решение в Уголовном кодексе есть статья. Минасов, Васецкая, Фомин, Бойков, Мульченко – они все работают. Хотя, как говорят, ожидание смерти хуже самой смерти. Наверное, этот год они тоже ждут окончания, со страхом ждут. Хотя в то, что они сядут хотя бы на тот срок, в течение которого незаконно держали невиновных, я в это мало верю.

Но я надеюсь, что с них снимут мантии, неприкосновенность и все прочее, чтобы они больше не смели судить невиновных и выносить заказные решения. Для этого кассация (кассация -форма обжалования и опротестования в вышестоящий суд и проверки этим судом законности и обоснованности решений, приговоров, определений и постановлений суда, не вступивших в законную силу – прим. авт.) и нужна. В самом начале нам предлагали отозвать свои заявления. Мы отказались. В этом деле должна быть поставлена точка. И те, кто сфальсифицировал дело, должны понести ответственность, чтобы другие от них не пострадали.

— Как вы думаете, настоящих преступников найдут?
Ольга: — Их не так уж сложно найти. Во всяком случае, я надеюсь, что искать будут. По крайней мере, когда мы разговаривали с ныне действующим прокурором области, он сказал, что как только материалы дела вернутся в Запорожье, этим делом займутся. Тем более что наработки и зацепки есть.
Сергей: — На суде озвучивалось, что священнослужители очень много скрыли на досудебном следствии по поводу финансово-земельных споров. Поэтому если хорошо копнуть, или просто их проверить на полиграфе, то сразу многое станет ясно.

— Известно что-нибудь о третьем фигуранте дела – Жене Федорченко? Общаетесь ли вы с ним?
Сергей: — У Жени все хорошо. Хотя, конечно, он сильно подорвал здоровье. Еще в следственном изоляторе у него появились серьезные хронические заболевания. Если бы заключение затянулось еще дольше, неизвестно, какой был бы исход.
Ольга: — Он пока не работает. У них прабабушка сильно болеет и он за ней присматривает.

— Не разочаровались ли вы в Майдане, ведь судебная система так и не подверглась реформам?
Ольга: — В Майдане – нет, а вот в последствиях – да. Были очень большие надежды. Я думала, что с приходом новой власти все изменится. И судебная система в том числе, ведь столько много о ней говорили. Ожидались огромные перемены, но в лучшую сторону изменений не наблюдается. Например, ситуация с Максимом Дмитренко. Человек восемь лет отсидел за чужое преступление, вышел, пожил всего несколько лет, а судья, который его судил, как работал, так и работает. И даже не понес наказания. Люди погибли, произошла смена власти, но ничего не поменялось. В судах происходит то же самое, никто ничего не боится – мантия прикрывает все. Недоборолись еще. По моему мнению, пока не поменяют судебную систему, ничего не изменится. Ведь суд – это последняя инстанция, а у нас – это стена. К сожалению, в своей жизни я не встретила ни одного справедливого судьи.
Сергей: — Революция была просто необходима. Другой вопрос – последствия. Как кто-то сказал из великих, ты не обязан что-то менять, но ты не имеешь права ничего для этого не сделать. Для украинцев это была попытка. И полностью согласен, что сейчас просто необходимо реформировать судебную систему, потому что слова «честный» и «судья» просто несовместимы сейчас.

— Многие уже говорят о предстоящих выборах мэра. У вас есть кандидатура на этот пост?
Ольга: — Есть. Но фамилию пока называть не буду. Я думаю, для Александра Ченсановича это будет сильный оппонент. Потому что в нашем городе тоже должны произойти серьезные перемены, а от мэра очень многое зависит.

— Ваше дело было очень резонансным, и вряд ли найдется запорожец, который бы о нем не слышал. Узнают ли вас на улицах?
Сергей: — На улицах узнавали, особенно в первое время. Предлагали помощь. В основном она и была-то не от государства, а от неравнодушных людей. А сейчас, конечно, такое время, что самим надо помогать.

— Как не сдаваться в такой ситуации, в которой оказались вы?
Ольга: — Как бы страшно, как бы тяжело ни было, в первую очередь нужно поднимать «шум», донести ситуацию до общественности. Любую мелочь придавать огласке – социальные сети, знакомые, журналисты. Потому что я не уверена, если бы журналисты не держали ситуацию на контроле, выжили бы они вообще. Если знают, что на улице стоят журналисты, общественники, уже наступает какой-то страх. Кроме того никогда нельзя соглашаться на бесплатного милицейского адвоката. Ну, а самое главное, победить в себе страх.

Статья взята с сайта: ostrov.zp.ua
Автор статьи: Юлия Троцевич, Алена Хроменко

seo
1st Апр 2015
Теги:
seo

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан