Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Запорожские правоохранители делают все возможное, чтобы не «рассыпать» уголовное дело по    взрыву в Свято-покровском храме Запорожья. Оно и понятно: на кону имидж президента, кресло  министра и генеральские погоны главного милиционера Запорожья
Виктор Сосницкий, Ирина Дубченко

Вчерашнее судебное заседание по «делу пономарей» обещало стать настоящей сенсацией.    Эксперты пророчили: после того, как суд заслушает показания важного свидетеля, которого    защита «прятала» почти 8 месяцев, обвиняемых могут отпустить прямо в зале суда. Однако чуда     не случилось. Трое молодых парней, оказавшиеся «в клетке» по обвинению во взрыве храма отправились обратно в СИЗО, а тот самый «важный свидетель» — в родной Хмельницкий. Приедет ли он в Запорожье еще раз и даст ли показания – большой вопрос.

Утро четверга. Жовтневый районный суд Запорожья. В коридорах толпятся участники процесса и журналисты. Последние сомневаются, что служители Фемиды решатся сделать процесс открытым и их пустят в зал заседаний. Однако, председательствующий судья, также как обвинение и защита, не возражает против присутствия прессы. Начинается очередное заседание.

Суд удовлетворяет ходатайство со стороны прокуратуры, чтобы задать уточняющие вопросы одному из подсудимых Антону Харитонову.

Все они касаются вечерних событий 27 июля 2010 года (день накануне взрыва).

Обвинение интересуется промежутком времени примерно с 17 до 19 часов – по версии следствия именно в этот период Харитонов и его родной брат Демин получили от заказчика преступления взрывное устройство. Сам же обвиняемый утверждает, что в это время он вместе с матерью «встречался с юристом по имени Виталий» — именно тем важным свидетелем, который приехал из Хмельницкого, чтобы подтвердить алиби подсудимого.

По словам матери двоих подсудимых Ольги Деминой, хмельницкий юрист Виталий Пасечник консультировал ее относительно получения банковского кредита. Именно по этому поводу они встречались накануне взрыва.

«В день, когда вы встречались на автовокзале, может он какие-то записи делал, или вы?», — спросил у Деминой адвокат Юрий Шуляков.

«Да, написал, какие документы должны быть. Это  копия договора про ипотечный кредит со всеми дополнениями, дополнительный договор про ипотечный кредит,  письмо «Приватбанка» про увеличение процентной ставки, договор покупки квартиры, все квитанции про оплату кредита после перехода на доллар США, заверенные нотариусом.  Все это я должна была как можно быстрее подготовить и переслать ему», — ответила она.

По  словам Ольги Деминой, во время встречи юрист собственноручно записывал ее паспортные данные на листе бумаги. На обратной стороне — сведенная таблица индексации инфляции, где последняя дата – 26 июля 2010 года. По мнению защиты этот факт свидетельствует о том, что встреча действительно состоялась накануне взрыва.

В свою очередь, прокуратура обращает внимание суда, что Ольга Демина не упоминает про юриста в ходе допросов. Демина парирует: у нее нет доверия к правоохранительным  органам. Поэтому все это она и обнародовала в ходе судебного заседания. Чтобы стражи порядка не успели повлиять на свидетеля.

Защита предлагает суду пригласить для допроса в зал заседания свидетеля Пасечника, который находится в здании суда.

«Допрос целесообразно провести  без перерыва, чтобы участники процесса убедились в достоверности его показаний. Он иногородний и уезжает, поэтому и прошу, допросить его после допроса Деминой, без объявления перерыва» — считает адвокат Юрий Шуляков.

«Не вы ли говорили, что без обеда не можете?», — интересуется служитель Фемиды

Очень весомый аргумент. Судья объявляет перерыв. Представитель обвинения – сотрудник прокуратуры – оправляется в кабинет председательствующего судьи и не выходит оттуда до начала «второго этапа» суда.

Через час заседание продолжается. Вызывают свидетеля Ирину Пашковскую – мать подсудимого Евгения Федорченко.

Защита ходатайствует о «допросе» Виталия Пасечника. Судья отказывает, мотивируя это тем, что «Ирину Пашковскую приглашали еще на 10 часов утра». Еще один очень весомый аргумент.

Слушают Ирину Пашковскую. Слушают долго, задают много уточняющих вопросов, интересуются малейшими подробностями – все в лучших традициях судебного разбирательства. А потом председательствующий заявляет: что один из заседателей в 16 часов должен быть в другом месте, поэтому объявляется перерыв до 20 июня 2011 года.

Занавес…

Информация о том, что на судебное заседание приедет Виталий Пасечник держалась в глубочайшем секрете до последнего момента. Защитники пономарей боялись, что на свидетеля могут оказать давление: в лучшем случае, психологическое. Однако никто даже предположить не мог того, что юриста никто слушать не будет.

«Свидетеля, которого фактически «прятали» 8 месяцев и никому ничего о нем не говорили, «засветили». Теперь мы опасаемся того, что на него может быть оказано давление. Я даже думать не хочу о том, что с ним может что-то случить в физическом плане. Но вы же понимаете, какие рычаги могут быть задействованы, чтобы он отказался от своих показаний», — рассказал порталу «Запорожье. Комментарии» бывший сотрудник правоохранительных органов, который сопровождал в Запорожье ценного свидетеля и фактически выступал гарантом его безопасности.

«Мы постоянно с ним на связи, созваниваемся, интересуемся, все ли у него хорошо», — добавил он.

Опасения за жизнь и здоровье Виталия Пасечника вполне обоснованы. Потому что сегодня никому не выгодно, чтобы он дал показания. Ведь если юрист подтвердит алиби подсудимых, уголовное дело, которое и так «сыпется», может развалиться вовсе.

К чему это приведет? К падению рейтинга президента Украины Виктора Януковича, который требовал от милиционеров раскрыть преступление в течении недели, а после гордо рапортовал народу, что виновные найдены, будут по справедливости наказаны и вообще «в Багдаде все спокойно».

Не выгодно выпускать подсудимых и министру МВД Могилеву, который выполнил задачу президента и уложился в установленные сроки.  Если выяснится, что судят  не тех, главный милиционер Украины вывалится из своего удобного, но такого шаткого кресла.

Совершенно ни к чему оправданные парни и начальнику областного ГУВД Сербе, который раскрыл резонансное преступление, взбудоражившее едва ли не полмира, поймал особо опасных пономарей и получил за это генеральское звание.

Не выгодно никому, кроме самих пономарей, которые кричат о том, что они не совершали данного преступления. Молодым парням, которые от бессилия и безнадежности, схватившись за металлические прутья клетки, рыдают в зале суда. Людям, лишившимся зубов в результате допросов в милиции. Обвиняемым, потерявшим последние кусочки веры в справедливости. Гражданам, которые помимо своей воли оказались всего лишь заложниками системы…

http://zp.comments.ua/article/2011/05/20/112047.html

seo
20th Май 2011
seo

4 комментария к “Дело пономарей: Генеральские погоны и личные рейтинги против справедливости”

  1. admin:

    Alexz1407

    И так будет с каждым, кто не дай Бог попадет под колеса «правоохранительной» системы. Что такое человек для них? — Мусор… Что для них главное — свое собственное спокойствие, погоны и зарплата, а остальное не имеет значение.
    Презумпция невиновности? Ты виноват всегда, если это выгодно чиновнику.

  2. В.:

    Не пойму одного. Ну, сделали они, чего хотели. Невиновные — сидят. Пусть и без официального приговора, но сидят. Хотели унизить их? Унизили! Но, чего они вообще хотят еще от них?

    Во-вторых. У милиции — давно имеются все доказательства. Кто, зачем и почему.
    Более того. Вину посудимых не доказывает ни одна экспертиза. И чего от них нужно еще?

    А в третьих — какой смысл с человека подпись выбивать, если у них полномочия, засадить человека без подписи. Причем, так было не один раз.

  3. В.:

    Расследование ведь для того и придумано — установить с помощью собранных материалов, кто совершил преступление и как.

    И какое значение имеет выбитая подпись? Она вообще не относится к материалам дела. Как можно вообще по ней судить, о чем либо? Она в суде даже не может быть принята, как материал в деле.

  4. Очень правильно замечено, установить с помощью собранных материалов. Вопрос каких материалов. На судебном заседании зачитывались материалы уголовного дела, и становится очень понятно,даже для юридически не подкованных, что в 21 томах уголовного расследования, сплошной бред. Например — у всех знакомых и малознакомых (всех чьи телефоны были в записных книжках «подозреваемых») были изъяты компьютеры и отданы на экспертизу — экспертизами не установлен тот факт,что кто-либо искал там, как изготовить «бомбу». Скажите зачем делать эти экспертизы, если следствие не смогло научить обвиняемых, как делается «бомба» и без всяких оснований перешли к другой версии «приобрел у неустановленного лица». Вопрос — где это лицо, и почему не ищут человека, который может очень легко изготавливать и продавать взрывчатки. Может быть наш президент должен дать команду еще одну, найти изготовителя «бомб», или это уже не так важно.
    Все проведенные проверки, изъятия, допросы, сделаны с нарушениями УПК, а также прав человека. Где, в какой стране, можно так бездарно проводить проверку на полиграфе (детектор лжи). Следствию нужно было сначала изучить всю законность применения этого » детектора лжи», а еще лучше проверить на себе. При «проведении» следственных действий «участвовали» «понятые», место прописки некоторых из них … Гимназия №—. И остальное все, по тому же принципу, схватили того, кто не смог сопротивляться,
    Суд должен обратить внимание на то, что все дело шито белыми нитками, принять решение и отпустить невиновных.

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан