Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Статью можно прочитать в газете «Остров Свободы» и на сайте газеты «Остров Свободы»:

Окончание. Начало в №31 (от 14.08.)
Я тоже, хоть убей, не помню, что со мною было после 11 часов утра 29.07.2010. Скорее всего, по горячим следам писал материал о взрыве для еженедельника «Искра» («Куда ведут следы теракта?», 5.08.2010). А примерно с 8.00 до примерно 10.00 (плюс-минус 10-15 минут) находился на литургии, отслуженной под временным навесом, который на скорую руку за одну ночь был возведен во дворе взорванной церкви. Читать полностью…

28 июля исполнилось ровно три года с тех пор, как в 16 часов 20 минут, в начале вечернего богослужения, посвященного памяти крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира, взрыв самодельной «адской машинки» разнес Свято-Покровский храм, что на Малом рынке в Запорожье, и отнял жизнь у 80-летней монахини Людмилы (Марии Михайловны Донец). Читать полностью…

Продолжение. Начало в №31 (от 14.08.)

28 августа состоится заседание Апелляционного суда по «делу пономарей». К этому времени «Остров…» предлагает читателям ознакомиться с новым взглядом на резонансное дело.

Впрочем, есть в 31-страничном приговоре по УД № 1/331/14/13 (маркировка Жовтневого суда) и ряд моментов, которые отличают его от обвинительного заключения, утвержденного 3 декабря 2010 года. В частности, на с.27, 6-й абзац, сказано, что «суд не принимает в качестве доказательств протокол дополнительного допроса от 31.07.2010 Харитонова А.В. в качестве подозреваемого, протокол воспроизведения обстановки и обстоятельств событий от 01.08.2010 с участием Демина С.С., протоколы опознания им кастрюли и сумки (т.18 л.д.40-47, т.19 л.д.44-47, 38, 40), поскольку они проведены в ночное время и процессуальной целесообразности в этом не было (курсив мой. – С.Г.)». Читать полностью…

_____________________________________________________________

Так же статья опубликована на сайтах:

ord-ua.comЭХО ВЗРЫВА, ЗАПАХ АДА…


metayogg.at.uaЭХО ВЗРЫВА, ЗАПАХ АДА…

_____________________________________________________________

Сергей ГРИГОРЬЕВ

ЭХО ВЗРЫВА, ЗАПАХ АДА…


28 июля исполнилось ровно три года с тех пор, как в 16 часов 20 минут, в начале вечернего богослужения, посвящённого памяти Крестителя Руси святого равноапостольного князя Владимира, взрыв самодельной «адской машинки» разнёс Свято-Покровский храм, что на Малом рынке в Запорожье, и отнял жизнь у 80-летней монахини Людмилы (Марии Михайловны Донец).

Пышные торжества по случаю 1025-летия Крещения Руси затмили собою трагедию пономаря Антона Харитонова (6.09.1985), его сводного брата Сергея Дёмина (4.05.1977) и пономаря Евгения Федорченко (11.01.1986), которых 2 апреля с.г. суд Жовтневого района под председательством Владимира Минасова приговорил соответственно к 15-ти, 14-ти и 15-ти годам лишения свободы – за то, что это якобы они задумали и совершили сие неслыханное злодеяние. Для сравнения: двум моральным уродам из Николаева, которые зверски надругались над несчастной Оксаной Макар, дали по 15 лет, третьему отморозку – пожизненный срок. И это при том, что вина николаевских нелюдей неопровержимо доказана материалами предварительного и судебного следствия. Да и сами эти безпредельщики не слишком-то и отпирались, разве что норовили переложить основное бремя вины друг на друга.

Все те, кто следил за ходом процесса по суперрезонансному уголовному делу № 7051003 (маркировка областной прокуратуры – С.Г.), довольно скоро – уже где-то к апрелю-маю 2011 года – стали чётко понимать, что задача, поставленная перед составом суда под председательством В.В.Минасова – подтвердить версию предварительного следствия. То бишь вынести ребятам обвинительный приговор. В противном случае пришлось бы дать ответ на вопрос, что же на самом деле стоит за взрывом 28.07.2010, кто и зачем его спланировал, каковы имена настоящих исполнителей, посредников и т.д. Иными словами, пришлось бы отправить откровенно «сырое», шитое белыми нитками «дело» на дорасследование – со всеми малоприятными последствиями, вытекающими отсюда для высоких и не очень милицейско-прокурорских чинов, которые уже в первых числах августа 2010 года отрапортовали Президенту Украины В.Ф.Януковичу о якобы «раскрытом» ими громком преступлении.

Ясно было с самого начала, что Владимир Валериевич вряд ли захочет портить отношения с сильными мира сего. Искалеченные, сломанные жизни троих молодых парней, горе и страдания их родных и близких? Да какое до них дело г-ну судье? Своя рубашка ближе к телу… Всё это так, и чисто по-человечески где-то даже понятно. Боязно переть против рожна! Непонятна личная жестокость, которую urbi et orbi явил пан Минасов. Ну «впаял» бы хлопцам лет по 10 (нижний предел по ст.115 УК «умышленное убийство»). Дескать, меньше не могу, уж не взыщите. Но «впаял», как видим, от души. Не поскупился! Что ж, в историю мировой юриспруденции можно войти и таким вот макаром, заняв место рядом с небезызвестным Шемякой.

Иначе говоря, если Апелляционный суд Запорожской области (или Высший специализированный суд Украины) не отменит вердикт Минасова суда, то сидеть Антону Викторовичу до 30 июля 2025 года, Сергею Сергеевичу – до 31 июля 2024 года, Евгению Валерьевичу – до 4 августа 2025 года. Когда же, по капризу Жовтневой Фемиды, ребята выйдут на волю, им будет соответственно 40, 47 и 39 лет. Самое время заводить семью и строить профессиональную карьеру…

Впрочем, «благодарить» за столь щедрое «милосердие» следует не только В.В.Минасова, но и его коллегу судью В.В.Васецкую, равно как и трёх народных заседателей – Т.А.Кикош (учительницу русского языка и литературы ООШ № 15), Е.В.Рыбакову (мастера ПРЭЖО №2) и Т.А.Вакареву (учителя математики вечерней школы №12). «Отминасили» по полной! Но если Владимир Валерьевич и Виктория Васильевна представляют одну из ветвей государственной власти, то Татьяна Анатольевна, Елена Валерьевна и Татьяна Александровна олицетворяют первоисточник этой самой власти. То есть народ Украины (ст.5 Основного Закона). Не стану гадать, искренне ли гражданки Кикош, Рыбакова и Вакарова считают Харитонова, Дёмина и Федорченко «террористами-убийцами». Подозреваю, однако, что большинство элементарно вменяемых наших земляков и сограждан сомневаются в их причастности к резонансному «фейерверку» трёхлетней давности. Причём сомневаются вполне обоснованно. Таким образом, три вышеозначенные дамы, вполне осознанно и добровольно разделившие моральную и правовую ответственность за судьбу Антона, Сергея и Евгения с Минасовым и Васецкой, бросили тень если не на весь народ Украины, то, по крайней мере, на немалую его часть. Гоже ли теперь этим гражданкам представлять «первоисточник» в суде? А ведь суммой своих голосов Кикош, Рыбакова и Вакарова вполне могли заблокировать принятие судейской «заготовки», в т.ч. и в части определения сроков отбытия наказания подсудимыми.

Между тем, вопреки утверждениям, содержащимся в вердикте по пресловутому «делу пономарей», что-де «вина подсудимых в совершении преступлений при изложенных в приговоре обстоятельствах доказана» (с.29, 8-й абзац), имеем основания утверждать, что, напротив, она абсолютно ничем не доказана. И это как минимум. По большому же счёту данные обстоятельства ясно говорят о том, что Антон, Евгений и Сергей физически не смогли бы совершить инкриминируемого им злодеяния. Даже если бы – представим себе на миг невероятное – очень того захотели.

Ладно бы так считали одни лишь журналисты, которые в течение двух с лишним лет (с 5 января 2011 года) освещали в СМИ этот беспрецедентный во всех отношениях (в т.ч. и в плане процессуальных нарушений) судебный марафон. Журналистов легко упрекнуть в «правовой некомпетентности», а то и в предвзятости. Дескать, ну хочется им, «безответственным писакам-верхоглядам», во что бы то ни стало верить, будто А.Харитонов, С.Дёмин и Е.Федорченко оговорили себя под давлением «злобных ментов» — пусть себе и дальше верят на здоровье! Зачем разубеждать? Всё равно их писанина ни на что реально не влияет. Так сказать, «журы» лают – ветер носит… Адвокаты – те вообще как бы не в счёт. Работа у них такая – выгораживать клиентов.

Однако действующим прокурорам и судейским спутали карты их же бывшие коллеги – экс-прокурор Запорожской области, заслуженный юрист АРК Александр Шацкий и следователь (в прошлом) по особо важным делам областного УВД Николай Синенко.

Александр Леонидович и Николай Николаевич буквально камня на камне не оставили от кустарно слепленного обвинительного заключения по УД № 7051003 (слегка «подрихтованного» 29.11.2012 «в порядке ст.277 УПК – С.Г.), от тактики гособвинения в лице старшего прокурора Андрея Кметя, от уловок со стороны вышеозначенного судейско-заседательского квинтета. В который раз повторять доводы и аргументы, с помощью которых г-н Шацкий и г-н Синенко вывернули наизнанку вопиющие несостыковки и натяжки в «деле пономарей», не имеет ни малейшего резона. При желании весь этот фактаж проще простого найти в архиве сайта www.deloponomarey.zp.ua. Скажу лишь, что своим неравнодушием и смелой, активной гражданской позицией эти два Офицера с большой буквы спасают не только без вины осуждённых ребят, но и честь всей правоохранительной системы Запорожья.

Впрочем, есть в 31-страничном приговоре по УД № 1/331/14/13 (маркировка Жовтневого суда) и ряд моментов, которые отличают его от обвинительного заключения, утверждённого 3 декабря 2010 года. В частности, на с.27, 6-й абзац сказано, что «суд не принимает в качестве доказательств протокол дополнительного допроса от 31.07.2010 Харитонова А.В. в качестве подозреваемого, протокол воспроизведения обстановки и обстоятельств событий от 01.08.2010 с участием Дёмина С.С., протоколы опознания им кастрюли и сумки (т.18 л.д.40-47, т.19 л.д.44-47, 38, 40), поскольку они проведены в ночное время и процессуальной целесообразности в этом не было (курсив мой – С.Г.)».

Вот те на! Буквально в предыдущем (5-м по счёту) абзаце чёрным по белому написано, что-де «причины допросов в ночное время обоснованы необходимостью установления других соучастников преступления и возможностью наличия других взрывных устройств». Отсюда вопрос: чего ради Женю Федорченко «взяли» ранним утром на заре 4 августа (в г.Красноармейске Донецкой обл.), этак к 9.00 привезли в Запорожское городское управление внутренних дел, где и (уж простите) промурыжили до глубокой ночи 5-го числа? Ведь в «деле» фигурируют только три «соучастника»

(четвёртую, мать Антона и Сергея Ольгу Дёмину, поначалу тоже было «закрыли», но затем отпустили, из-за чего, надо полагать, до сих пор кусают локти). Неужто вдруг решили, что троих «козлов отпущения» хватит с головой, чтобы благополучно отчитаться перед главой государства?

И таких любопытных пассажей в приговоре предостаточно. Чего стоят попытки суда оправдать привлечение на начальной стадии следствия таких казённых горе-адвокатов, которые не столько защищали права и интересы задержанных, сколько помогали им превратиться в обвиняемых. И это при том, что вышеназванные адвокаты И.В.Аделев, Е.Е.Кущ, В.В.Балюта за нарушение Закона «Об адвокатуре» и Правил адвокатской этики решением Квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Запорожской области (№№ 20-1, 20-2, 20-3 от 23.12.2010) по жалобе О.Н.Дёминой привлечены к дисциплинарной ответственности. Оказывается, «сам по себе факт привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности, по мнению суда, никоим образом не может явиться основанием для исключения из доказательств протоколов следственных действий, осуществлённых с их участием (ой ли? – С.Г.), поскольку, как пояснили следователи, понятые, эксперты-криминалисты и сами подсудимые, такие показания они действительно давали и давления на них в ходе следствия не оказывалось» (с.27, абз.9).

«Не оказывалось»? Да Харитонов, Дёмин и Федорченко буквально с первых заседаний не переставали живописать, через какой ад им довелось пройти в первые дни после ареста! Где это видано, чтобы судьи и народные заседатели бесстыдно лгали в самом тексте приговора?!. И потом, причём тут эксперты-криминалисты и понятые, тем паче «следаки», о вопиющем беспределе которых в суде рассказали Антон, Сергей и Евгений? С чего бы это «заплечных дел мастерам» публично, под аудио- и видеозапись признаваться, что-де да, был грех, применили к хлопцам пару-тройку недозволенных приёмов? Или нам на голубом глазу предлагают поверить, будто интеллигентные, благовоспитанные наши «пинкертоны» «раскололи» «поганцев» чисто дедуктивным методом? «Я вас умоляю», как говорят в подобных случаях в Одессе…

Это раз. Во-вторых, ежели всерьёз воспринять парение юридической мысли Минасова и К*, то с Аделева, Кущ и Балюты следует немедленно снять дисциплинарное взыскание. Не виноваты они в «мягкой посадке» своих подзащитных Харитонова, Дёмина, Федорченко. Не нарушали ни Закон «Об адвокатуре», ни Правил адвокатской этики. Наоборот, им пора бы выделить гонорар из тех загадочных 200000 гривень премиальных, которые начальник ГУМВД Украины в Запорожской области тогда ещё полковник Владимир Серба посулил своим подчинённым за усердие в скорейшем раскрытии преступления, совершённого в Покровском храме.

Не обязательно быть семи пядей во лбу, чтобы уразуметь: такие грубые «проколы» — просто находка для Европейского суда по правам человека, буде А.В.Харитонову, С.С.Дёмину и Е.В.Федорченко, а также их настоящим адвокатам Ю.К.Шулякову, В.Е.Наливайко и А.Н.Подколзиной всё же предстоит обращаться туда после прохождения всех украинских инстанций.

Но настоящий шедевр казуистики, оглашённой Минасовым и Васецкой 2 апреля с.г. – это их попытка опровергнуть алиби Евгения Федорченко, предоставленное свидетелем Владой Александровой. Как известно, в суде (1.04.2011) Влада Юрьевна показала, что во вторник вечером 27 июля 2010 года между 18.30 и 19.30 она со своими друзьями ехала в троллейбусе в сторону остановки «Универмаг «Украина». Правда, в приговоре утверждается, будто Александрова заявила, что вошла в троллейбус на остановке «Малый рынок» и что там, в троллейбусе, уже находился Федорченко. Между тем сам Женя в судебном заседании 4.04.2011 показал, что это он после вечерней службы (т.е. примерно в 19.00) сел в троллейбус «на Малом», причём там уже ехала Влада с компанией. Перекинулись парой слов о том, о сём. При этом в приговоре со ссылкой на В.Александрову сказано, что-де «в троллейбусе Е.Федорченко кто-то звонил и он с ним разговаривал». На «Украине» девушка вышла, а пономарь поехал дальше. По словам Евгения, из-за того, что машина свернула в парк, от пр.Металлургов до дома (возле пл.Ленина) ему пришлось идти пешком, вследствие чего он вернулся домой около 20.00.

Если верить Минасову со товарки, «вспомнить» о том, что вечером 27.07.2010 она ехала в троллейбусе вместе с Е.Федорченко, Владу якобы упросила его сестра (она же общественный защитник) Татьяна Дерябина. Тут квинтету здорово помог некий В.В.Ястребов, представленный как прихожанин бывшего Свято-Покровского храма, заявивший, будто Дерябина буквально вынуждала его дать в суде показания, благодаря которым у Евгения появится безупречное твёрдое алиби. Лично я не знаю, правду ли говорит Ястребов или же с ним перед тем провели «задушевную беседу» — точно такую же, какую ещё прежде норовили провести с Александровой.

Однако у физически слабой девушки оказался достаточно сильный характер. Во всяком случае, она, несмотря на давление на неё со стороны ряда должностных лиц, так и не отказалась от своих первоначальных показаний в пользу Е.В.Федорченко. Пришлось компрометировать Владу, намекая на её не вполне нормальный («не работает, бродяжничает») образ жизни и якобы избирательную память – типа «тут помню, а тут нет». «В судебном заседании свидетель Александрова В.Ю. не смогла описать, кто в какой одежде находился при этой встрече (в троллейбусе – С.Г.). Объясняла, что события 27 июля запомнила, т.к. на следующий день – 28 июля – был взрыв. Однако чем занималась 29 июля 2010 года, пояснить не смогла»,- злорадствуют подписанты приговора (с.27, 13-й абз.).

Я тоже, хоть убей, не помню, что со мною было после 11 часов утра 29.07.2010. Скорей всего, по горячим следам отписывал материал о взрыве для еженедельника «Искра» («Куда ведут следы теракта?», 5.08.2010). А примерно с 8.00 до примерно 10.00 (плюс-минус 10-15 минут) находился на Литургии, отслуженной под временным навесом, который на скорую руку за одну ночь был возведён во дворе взорванной церкви. По крохам собирал информацию. Фотографировал. Во что был одет – Бог весть. Потому как не ставил себе целью запоминать третьестепенные подробности. Сам-то Владимир Валерьевич хоть в курсе, с какой именно ноги встал наутро после рокового взрыва, сорочку надел или футболку, чем позавтракал и т.п.?..

«Более того, показания свидетеля Александровой В.Ю., что она ехала в троллейбусе вместе с Федорченко Е.В. именно 27.07.2010, объективно противоречат ответу ООО «Астелит» № 2611 от 5.05.2011 о том, что 27.07.2010 с 14 часов 15 минут исходящих или входящих звонков на мобильный телефон Федорченко Е.В., кроме звонка на № 103, не зафиксировано», — констатирует приговор (с.27, 16-й абз.). Ну допустим. И что из этого? Разве не могла Влада задним числом нафантазировать этот Женин разговор с кем-то неназванным, особенно если Женя вертел свою мобилку в руках? Не зря же сами юристы острят: врёт, мол, как очевидец. На мой чисто субъективный взгляд, здесь гораздо важнее другое. А именно то, что сам Федорченко в показаниях 4.04.2011 ни о каких своих беседах «по трубе» во время нахождения в троллейбусе не упоминает. Зато Владу помнит. Таким образом, ответ ООО «Астелит» вовсе не противоречит показаниям Александровой о том, что путь от Малого рынка до универмага «Украина» она проделала вместе с Федорченко. Или я «передёргиваю»?

Из той же невесёлой «оперы» — попытки представить дело так, будто «свидетель Пасечник В.С. в судебном заседании дал ложные показания о встрече с Харитоновым А.В. 27.07.2010 с целью создания ему алиби» (автоматически и Дёмину С.С. тоже – С.Г.). Опять поиск несовпадения мелких деталей в показаниях подсудимого и свидетелей со стороны защиты. Видите ли, Антон поясняет, что на встрече с юристом из г.Хмельницкого его мать была «или в цветном сарафане, или в летнем платье»»; сама Ольга Николаевна говорит, что была в бриджах; Виталий же Сергеевич запомнил на ней юбку. Думаю, в силу понятных причин права всё же г-жа Дёмина. Хотя никакого решающего значения данное обстоятельство вообще не имеет. Ибо и здесь перед нами – всё тот же «феномен очевидца». Если бы Пасечник, Харитонов и его мать заведомо лгали в суде, то они наверняка договорились бы заранее о том, чтобы лгать одинаково. Так сказать, «под копирку». Именно характерный разнобой в описании малосущественных пустяков, которые никто из троих не старался специально фиксировать в памяти, ясно говорит о том, что в целом они верно описали свою встречу на автовокзале вечером 27.07.2010.

Идём по тексту далее. Страница 28, 5-й абзац: «Поясняя в судебном заседании 11 февраля 2011 года об обстоятельствах этой встречи, Харитонов А.В. сообщил, что Дёмину О.В. с Пасичник В.С. (так в тексте – С.Г.) познакомил адвокат Батий. На вопросы, почему на досудебном следствии об этом не рассказывал, Харитонов А.В. пояснил, что у него никто об этом не спрашивал, а сам он об этом забыл.., а когда прошло время, то вспомнил». «Подробности произошедшего через несколько дней помнил хуже, чем через 5 месяцев», — саркастично отмечают составители приговора.

От себя добавлю: «Очень правильно сделал, что в ходе следствия забыл, а на суде вспомнил». Где в противном случае гарантия, что до своего личного участия в процессе по «делу пономарей» г-н Пасичник не пропал бы, допустим, без вести (Боже упаси, конечно же)? Или не угодил бы в пьяную драку на улице. А оттуда – прямиком в райотдел. Там бы потом только руками развели. Не усмотрели, дескать – сильно выпимши был, пришлось скрутить буяна; а он, бедолага, сам развязался, да и повесился в камере. Студент одного из киевских вузов Игорь Индило тоже «в нетрезвом виде» старательно бился головой об бетонный пол «обезьянника», пока сам себе не вышиб мозги…

«В судебном заседании Дёмина О.Н. пояснила, что на сентябрь 20110 (так в тексте – С.Г.; очевидно, следует читать «на сентябрь 2010») года она знала, в чём обвиняются Харитонов А.В. и Дёмин С.С., однако об алиби не заявила, так как не доверяет милиции. То есть до февраля 2011 года ни Харитонов А.В., ни Дёмина О.Н. о наличии у Харитонова А.В. алиби не заявляют, хотя такую возможность имеют», — читаем далее (с.28, 12-13 абз.). Не заявляют, потому что не идиоты. Не враги ни самим себе, ни Виталию Пасечнику. Я бы на их месте тоже не откровенничал раньше времени. Держал бы главный козырь за семью замками.

Кстати, в приговоре утверждается (с.28), будто адвокат С.С.Батий «Дёмину О.Н. с Пасичник В.С. (так в тексте – С.Г.) не знакомил и последнего не знает». Лично для меня это единственный тёмный, неясный момент в данной истории. И хотя общую картину его уяснение вряд ли существенно изменит, всё же надеюсь, что заседания Апелляционного суда, сколько бы их ни отменяли и ни переносили «на потом», дадут удовлетворительный ответ и на данный вопрос тоже.

И последнее на сегодня. Насколько мне известно, многих православных верующих в Запорожье (и не только) больше всего удручает тот факт, что Церковь в лице своих иерархов и большинства священнослужителей, по сути, бросила на произвол судьбы Антона, Сергея и Евгения. Есть, правда, у нас один пастырь поистине добрый, который регулярно навещает их в СИЗО, исповедует и причащает. Есть и сердобольные бабушки на приходах, которые чуть ли не тайком собирают для ребят скромные продуктовые передачки. Есть и архиепископ Василий (Злотолинский), который истово молится за хлопцев, живо интересуется их дальнейшей судьбой. Низкий поклон всем этим русским людям за их душевную отзывчивость. А что же весь остальной православный народ?

Вон за музыканта Собакаря, облыжно обвинённого в тягчайшем гнусном злодеянии, горой встала вся местная богемная тусовка. Концерты проводят благотворительные. Собирают с миру по гривне. Пикетируют, причём с неподдельным огоньком. Молодцы! Только мы почему-то в большинстве своём молчим. Хотя отлично знаем, что молчанием Бог предаётся. Собственно, не исполнив Его заповеди о любви к ближним (в данном случае отвернувшись от Антона, Сергея, Жени и их близких), мы тем самым, в сущности, предаём Христа. Причём в данном контексте совершенно неважно, это они подорвали храм или же их назначили «бомбистами».

Что лично меня несказанно радует в этих ребятах, так это то, что, проведя три года за решёткой, в душных тесных камерах, переболев и перемучившись от несвободы и многих тюремных инфекций, они не озлобились на своих гонителей и клеветников, не отреклись от веры в Воскресшего Спасителя. Если называть вещи их подлинными именами, то можем смело сказать: перед нами – зримый подвиг исповедничества, признают сие богословски «подкованные» иудушки в рясах или нет.

Между тем отнюдь не праздный вопрос о том, кто и что на самом деле стоит за демонстративной диверсией в Покровском храме на Малом рынке, по-прежнему, как и три года назад, остаётся открытым. Лично я считал и продолжаю считать, что правильный ответ надо искать, исходя из знаковой даты совершения теракта. Ибо при той воистину дебильной мотивации («месть настоятелю в знак протеста против несправедливых порядков на приходе»), каковую следствие с подачи иных хитрозадых «батюшечек» приписало Харитонову, Дёмину и Федорченко, подорвать «помещение барачного типа» можно было в безразлично какой день. Выбрали символический, знаковый. Вдвойне знаковый в контексте исподволь растущего противостояния между христианством и неоязычеством, от которого за версту смердит трупным ядом этнического национализма и фашизма.

И ещё один существенный момент. По мнению экспертов-пиротехников,

самодельное взрывное устройство с часовым замедлением, разворотившее Покровский храм на Малом, и та самодельная бомба, которой в Новогоднюю ночь 2010-2011 был уничтожен бюст И.В.Сталина во дворе Запорожского обкома КПУ, сработаны по идентичной схеме. Помнится, кое-кто из тогдашних первых лиц нашей богоспасаемой области (лидер небезызвестной «Семьи») ещё до подрыва бюста публично поклялся, что-де «памятнику тирану в Запорожье всё равно не бывать»…

Как бы там ни было, до сих пор налицо – нераскрытое преступление против Церкви Христовой. Особенно тяжко от мысли, что агентура преисподней могла проникнуть в клир. И занять там достаточно высокие посты. Почему нет? Рано или поздно такое обязано было случиться. У сатанистов цель всегда оправдывает средства. Просто три года назад они решили, что пора атаковать в открытую. В силу ряда причин идеальной площадкой для атаки стал православный храм в центре Запорожья. Вот, собственно, и всё. Вопрос в том, не повторятся ли у нас подрывы других православных святынь?

Впрочем, Бог, как известно, поругаем не бывает. Как сказал апостол Павел, «если кто разорит храм Божий, того покарает Господь» (1 Кор. 3, 17). И тогда им точно не позавидуешь, сколько бы они теперь ни тешились своей мнимой победой над человечностью и правосудием. Правда обязательно откроется. Причём внезапно. И будет она скорее всего не такой, какой мы её сейчас в состоянии себе представить.

P.S. В воскресенье 28 июля, в третью годовщину теракта «на Малом», многие запорожцы в своих приходских храмах подадут в алтарь записки с именами в узах сущих болящего пономаря Антония, болящего Сергия, болящего пономаря Евгения. И помолятся не только о даровании им крепкого здравия (душевного и телесного), но и об их скорейшем освобождении. Не лишне, наверное, помолиться и об умягчении злых сердец всех тех, кто причастен к их страданиям, о ниспослании мудрости и мужества судьям, которым в дальнейшем предстоит решать судьбу А.Харитонова, С.Дёмина и Е.Федорченко.

Автор статьи: Сергей ГРИГОРЬЕВ

seo
15th Авг 2013
Теги:
seo

2 комментария к “ЭХО ВЗРЫВА, ЗАПАХ АДА…”

  1. Н.Камышникова:

    Спасибо, Сергей, сильный текст, дай Бог, чтобы вас услышали.

  2. Lawyer:

    Невозможно что-то добавить и лучше не скажешь. Одну деталь напомню. После того как Дёмина дала показания о том, что Батий не имеет отношения к её знакомству с Пасечником, Харитонов на дополнительные вопросы своего защитника суду пояснил, что он ошибся. Он полагал, что имя этого адвоката им подсказал семейный адвокат Батий, поэтому и дал суду такую информацию, но на ней не настаивает так как мама лучше знает, как она познакомилась с Пасечником.

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан