Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Люди, вы же не звери: обращение к народным депутатам Украины от матери запорожских «пономарей»

Обращение также опубликовано на сайте:

vsekommentarii.com — Люди, вы же не звери: обращение к народным депутатам Украины от матери запорожских «пономарей»

*  *  *


31.01.2013




ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К НАРОДНЫМ ДЕПУТАТАМ УКРАИНЫ

от матери невиновных, незаконно задержанных
Антона Харитонова и Демина Сергея («Дело пономарей»).

28 июля 2010 года, примерно в 16.20, в центре Запорожья в Свято-Покровском храме Украинской православной церкви (Московского патриархата) прогремел взрыв. Этот взрыв не только привёл в негодность здание и без того ветхой церкви, не только отнял жизнь у 80-летней монахини Людмилы (Марии Михайловны Донец), но и навсегда изменил судьбу трёх молодых парней, которым инкриминируют сие неслыханное злодеяние. Буквально через пару дней на роль «виновных» были назначены пономари церкви Антон Харитонов, Евгений Федорченко, родной брат-спортсмен Антона – Сергей Демин. Дело находится на рассмотрении суда более двух лет.
Это дело получило название «Дело пономарей».

О том, как цинично и нагло фальсифицировалось «Дело пономарей», о пытках над ребятами, избиениях, унижениях, шантаже и угрозах, с помощью которых были добыты многочисленные «явки с повинной» – говорилось, писалось, транслировалось по ТV много и во всех подробностях, вплоть до демонстрации видео ночных допросов по несколько часов кряду самих ребят и некоторых свидетелей, предполагавшихся на роль «виновных».

В своем обращении я хочу рассказать о продолжении фальсификации этого дела, но уже в суде. Как иначе можно назвать то, что происходит более двух лет (столько уже длится суд над невиновными) в Жовтневом районном суде?

Председательствующим в данном судебном процессе является судья Минасов Владимир Валерьевич. Своим видением, как проходит это судилище над невиновными, я и хочу поделиться.

Судебное слушание по “Делу пономарей» началось 5 января 2011 года. Прошло уже более 67 заседаний, а «воз и ныне там», т.е., а невиновные и «ныне за решеткой»!

Буквально с первых заседаний начались нарушения.

Перед началом судебного разбирательства, было заявлено, что судебный процесс по этому делу открытый, доступ представителям СМИ и TV разрешен. Первые несколько заседаний даже транслировали по многим телеканалам.

Но это длилось недолго. Буквально на втором или третьем заседании судьей Минасовым В.В. было заявлено о запрете аудио и видеосъемке. Без каких-либо объяснений.
Пока шел допрос свидетелей, такое решение судьи еще как-то можно было понять. Но все свидетели были допрошены, материалы дела прочитаны, видеоматериалы следственных действий всеми участниками процесса просмотрены, вещественные доказательства изучены – а аудио и видеосъемка до сих пор запрещена!

Чего боится суд? Что люди воочию увидят те беззакония, которые творятся на судебных заседаниях? Увидят и услышат, как суд и прокурор не устанавливают истину, а продолжают «начатое» на досудебном следствии фальсифицирование уголовного дела?!

На первых судебных заседаниях одним из прокуроров, поддерживающих сторону обвинения, был прокурор Сергей Барбашин.
Во время одного из заседаний, допрашивался в качестве свидетеля священник Свято-Покровской церкви Пивнев Роман и пономарь той-же церкви – Афанасьев Антон. До перерыва, сторона защиты не успела получить ответы на некоторые интересующие их вопросы. Адвокаты попросили судью Минасова после перерыва, продолжить допрос свидетеля Романа Пивнева, с чем судья согласился.
Однако, во время перерыва к Пивневу подошел вышеназванный прокурор и сказал, что тот свободен и может уходить. Что Пивнев и незамедлительно сделал. То есть, допрос свидетеля прокурором попросту был сорван. Судья Минасов В.В. никак не отреагировал на такие действия прокурора.

Есть в материалах уголовного дела показания психически больного человека с соответствующим диагнозом, озвученным и подтвержденным удостоверением инвалида по этому заболеванию, «добываемые» следователем Еремеевым А. во время многочасового ночного допроса (!!!). Фамилию этого свидетеля по этическим соображениям называть не буду, она есть в материалах дела. Об этом допросе много было написано, есть видео этого незаконного допроса. Но речь не об этом сейчас.
Суд должен дать оценку действиям следователя, который глубокой ночью несколько часов допрашивает психически нездорового человека!!!
Этот многострадальный свидетель был вызван в суд для дачи показаний. В суде, после того, как свидетель была предупреждена об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, она заявила, что желает и будет говорить правду.
С первых же минут допроса свидетель сказала, что на досудебном следствии во время ночного допроса, она оговорила Антона и его брата Сергея, так как находилась под воздействием большого количества таблеток, была очень взволнована (еще бы!!!). Сказала, что она вообще не понимала происходящего и не отдавала отчет своим словам и действиям, не понимала, что подписывает. Свидетель так же заявила, что ни Антон, ни Сергей никакого отношения к взрыву не имеют, положительно их охарактеризовала.
Такого «поворота» событий, наверное, ни прокурор, ни судья не ожидали, да и не «вписывались» такие показания в их планы. Судья Минасов В.В. прервал свидетеля, сказав, что она может быть свободна и если понадобится, то ее вызовут. Свидетель настойчиво порывалась добавить что-то еще, но судья категорически ее остановил и перешел к другому вопросу.
Позже, стороной защиты, было заявлено ходатайство о дополнительном допросе этого же свидетеля, которое судья удовлетворил. Но на одном из следующих заседаний вдруг появляется заявление этого свидетеля, в котором она просит … больше ее в суд не вызывать и принять показания, данные ею на досудебном следствии. Это заявление было зачитано судьей Минасовым. Где, как, в присутствии кого оно было составлено – не известно. Об этом можно только догадываться. Известно лишь, что перед появлением такого заявлением, вышеупомянутого свидетеля дома неоднократно навещали сотрудники милиции. Комментарии излишни.

Далее. На одном из заседаний в качестве свидетеля (а должен бы – в качестве, как минимум, подозреваемого) допрашивался пономарь Свято-Покровской церкви Афанасьев Антон. Во время допроса он несколько раз менял свои показания, на вопросы отвечал «путано», сбивчиво, не мог дать ответы на конкретные простые вопросы. Вел себя очень нервозно. По его поведению и показаниям, можно было сделать вывод, что этот человек явно чего-то опасается и что-то скрывает. У стороны защиты к свидетелю было много вопросов, ответы на которые могли бы пролить свет на обстоятельства, предшествующие взрыву, обстоятельства, которые происходили буквально за несколько минут до взрыва, и т.д. Но, по протесту прокурора, очень многие из этих вопросов, судьей Минасовым В.В. отклонялись. Адвокаты так и не получили ответы на множество вопросов, касающихся, кстати, взрыва.
Похоже на то, что истину не устанавливают, а преднамеренно умалчивают.
Зачем искать истинных преступников, если вот есть «готовенькие», назначенные на роль «виновных»!
Ведь в случае, когда «всплывет», что за решеткой находятся «не те», нужно будет наказывать тех, кто назначал этих невиновных на роль «виновных»!!!

Один из свидетелей по делу, вызванный в суд стороной обвинения, Александр Стенин стал рассказывать в ходе судебного допроса о применяемых к нему пытках работниками горотдела милиции с целью получения от него «нужных» следователю показаний. Судья Минасов резко прервал Стенина и сказал, что « … это к делу не относится …», и если свидетелю больше нечего добавить, тот может быть свободен. Хотя Алксандру было что «добавить». Но судья не пожелал его слушать. То, что не дали сказать в судебном заседании, А.Стенину пришлось говорить на камеру ТV. В последствии, этот сюжет был показан в новостях телеканала «Алекс». Ранее, более подробно, во всех «красках» о всех ужасах допросов в горотделе милиции, А.Стенин рассказал на камеру телеканала «НТН».
Выходит, что правда нужна только журналистам?!

Такая же ситуация повторилась и при допросе свидетелей братьев Чудновских – Игоря и Юрия. Как только они стали говорить о применяемых к ним недозволенных методах дознания, а попросту – пыткам со стороны сотрудников милиции, судья Минасов В.В., опять же резко прервав, сказал уже знакомую фразу « … это к делу не относится…» и на этом закончил их допросы. Этих ребят, кстати, тоже несколько суток держали в разных райотделах города.

То, что произошло с очень важным свидетелем Оксаной Неживец, вообще не поддается никакой логике. Она в первые же дни после взрыва, была задержана сотрудниками милиции, и несколько суток содержалась в РОВД Жовтневого района по подозрению в причастности к взрыву и в связи с составленным ранее фотороботом женщины, портрет которой был размещен в общественном транспорте, в маршрутных такси и других местах.
В то время, как Оксану «прессовали» в Жовтневом РОВД (с ее слов – после этого она попала в больницу с нервным срывом), моих сыновей «прессовали» сотрудники горотдела. И, кто знает, если бы родственникам Оксаны не удалось освободить ее из райотдела, что было бы с ней сейчас. Может и она написала бы «явку с повинной». Но моих сыновей путем пыток, угроз, морального давления сломили раньше. И это спасло ее от страшной участи быть назначенной на роль «виновной».
И вот такого свидетеля, опять же по протесту прокурора, судья Минасов вообще не стал допрашивать!!!
А рассказать она могла много. Но зачем это суду нужно?!

Дважды Антоном и Сергеем заявлялись ходатайства о допуске к их защите юристов: Шацкого Александра Леонидовича – экс-прокурор Запорожской области, заслуженного юриста Крыма, с многолетним опытом работы и Синенко Николая Николаевича – экс- следователя по особо важным делам, также с многолетним стажем работы.
Оба раза судья Минасов В.В. отклонял заявленные сыновьями ходатайства о допуске к их защите вышеуказанных лиц без каких-либо объяснений, заявив, что у сыновей уже есть адвокаты. При этом судья изрек, что его решение окончательное и обжалованию не подлежит. Письменного решения своего незаконного вердикта ни Шацкому А.Л., ни Синенко Н.Н., ни сыновьям – судья Минасов В.В. не дал.
Судья Минасов В.В. грубо нарушил право моих сыновей на защиту, которое предусмотрено УПК Украины.

Но на этом нарушения прав на защиту Антона и Сергея судьей Минасовым не прекратились.
Минасов В.В. незаконно отстранил, нарушая Конституцию Украины, от защиты Сергея Демина Киевского адвоката Осипова Андрея Геннадиевича. Адвокат в результате полученной травмы, не смог прибыть из Киева на судебное заседание в Запорожье.
Его отсутствие никоим образом не повлияло на дальнейший ход процесса, тем более, что у Сергея был (и пока есть) еще один местный адвокат Наливайко Валентин Евгеньевич. И в отсутствие заболевшего адвоката, слушание дела продолжалось. Сергей согласился с тем, что временно, до выздоровления второго адвоката, его интересы в суде будет представлять пока один защитник – Наливайко В.Е.
Минасов В.В., не учитывая мнение участников процесса, желание самого подзащитного, прислушиваясь только к мнению прокурора, отстранил адвоката Осипова А.Г. от участия в процессе и защите моего сына.

Во время одного из судебных заседаний, прокурором Кметь А.Г. было заявлено ходатайство об оглашении в суде изменений в предъявленных ранее обвинениях Харитонову, Демину и Федорченко.

Стаття 277. Зміна обвинувачення в суді :

«… Прийшовши до переконання, що пред’явлене особі обвинувачення
потрібно змінити, прокурор виносить постанову, в якій формулює
нове обвинувачення та викладає мотиви прийнятого рішення. Прокурор
оголошує постанову і вручає її копії підсудному, його захиснику і
законному представнику, потерпілому, позивачу, відповідачу і їх
представникам. Постанова долучається до справи….»

Согласно ст. 277 УПК Украины, такая процедура должна была быть соблюдена, ибо она предусмотрена законом, который никто не отменял. Измененное обвинение Антону прокурор зачитал, но не вручил (с согласия председательствующего судьи В.В. Минасова).
Прокурор не зачитал постановление об изменении обвинения (судья и на это нарушение никак не отреагировал).
Следующим нарушением прокурора при попустительстве судьи Минасова было то, что прокурор не изложил мотивы принятого решения об изменениях.
Адвокаты, так и не поняв, в связи с чем были изменены обвинения, каков мотив этих изменений, поставили прокурору Кметь вполне резонный, интересующий всех вопрос «какова все же мотивировка этих изменений?» Прокурор Кметь А.Г. на этот простой вопрос ответить не захотел (потому наверное, что ответить нечего), сказав, что все измененные обвинения были им зачитаны, и там все сказано.
После такого ответа, Алла Михайловна (адвокат Евгения Федорченко) обратилась к Минасову В.В. с заявлением обязать прокурора дать пояснения по мотивам изменений. Но Владимир Валерьевич посоветовал Алле Михайловне … обратиться с этим вопросом к прокурору… в прениях.

Такие действия судьи Минасова В.В. могут свидетельствовать о «дружбе» между судом и обвинительной стороной, о предвзятости и необъективности судьи Минасова В.В., в связи с чем неоднократно заявлялись ходатайства о целесообразности дальнейшего участия судьи Минасова В.В. в судебном процессе и об его отводе. Эти ходатайства Минасовым В.В., естественно, были отклонены.

На протяжении всего процесса, практически все ходатайства, заявленные адвокатами и подсудимыми, отклонялись. А вот ходатайства прокурора, наоборот – удовлетворялись.

Одним из примеров этого служит тот факт, что на одном из заседаний, стороной защиты было заявлено ходатайство о вызове в суд для дачи показаний одного из экспертов-взрывотехников (Мороз). Судья Минасов В.В., после заявленного прокурором Кметь А.Г. протеста, отклонил и это ходатайство.

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу 1960 г., в рамках которого рассматривается указанное уголовное дело, право заявлять ходатайства является одним из главных инструментов защиты. Без этого права адвокаты и защитники могут лишь выполнять роль слушателей и наблюдателей. По сути, председательствующий судья Владимир Валерьевич Минасов лишил защиту и подсудимых права на защиту.

Ранее были проведены судебно-психологические исследования в Луганске и экспертизы видео-материалов следственных действий, проводимых с Антоном, Сергеем, Евгением в Донецком НИИ судебных экспертиз.
Из выводов, сделанных высококвалифицированными специалистами, проводившими эти исследования и экспертизы, четко явствует, что на ребят оказывалось сильное психологическое давление сотрудниками милиции и показания Антон, Сергей, Евгений давали не самостоятельно. Обвинительную сторону и суд такие выводы, похоже, не устроили. Хотя экспертиза, проводимая в Донецком НИИ судебных экспертиз, назначалась именно судом по ходатайству прокурора.
После оглашения вышеуказанных выводов, судья Минасов сразу же назначает еще одну экспертизу, на сей раз в Киевском НИИ. Экспертиза дополнительная, комиссионная.
Этим решением, судья Минасов продемонстрировал, что суду не нужна «такая» правда. И подобрал НИИ, в котором напишут «нужные» для суда и обвинительной стороны заключения, тем самым, еще раз демонстрируя свою предвзятость и необъективность в данном судебном процессе.

В судебных заседаниях принимали участие четыре народных заседателя (трое основных и один запасной). На протяжении двух лет бывали случаи, когда кто-либо из заседателей по разным причинам не мог принимать участие в судебных заседаниях. Ни разу не проводилась замена отсутствующего народного заседателя запасным.
Но когда судье Минасову понадобилось отстранить от участия в защите адвоката Шулякова Юрия Климентьевича (защищает Антона Харитонова), для принятия коллегиального решения, был все-таки введен запасной заседатель, так как один из заседателей заболел.
На том заседании судья Минасов В.В. в очередной раз нарушил право на защиту, незаконно отстранив адвоката от защиты моего сына Антона Харитонова.
Юрий Климентьевич, пользуясь своим Конституционным правом на тарифный отпуск и заранее предоставив суду соответствующие документы и заявление, предупредил суд о том, что в период с 03.01.2013г. по 18.01.2013г. будет находиться в тарифном отпуске за пределами Украины и не сможет принимать участия в судебных заседаниях.
Судья Минасов В.В. «расценил» тарифный отпуск Шулякова как «затягивание» судебного процесса и с такой формулировкой отстранил адвоката Шулякова Ю.К. от защиты Антона. И назначил тут- же государственного защитника!
Как тогда можно расценивать то, что в летнее время заседания прерывались на несколько месяцев (!!!) по причине отпуска судьи Минасова?! Иначе, как затягиванием процесса, такое длительное отсутствие судьи Минасова, назвать нельзя.
Почему бы с формулировкой «за затягивание процесса» не отстранить судью Минасова В.В. от участия в данном уголовном деле?!

При изучении вещественных доказательств, происходящем на одном из заседаний, изъятых как с места происшествия, так и добытых незаконным путем у невиновных подсудимых, было установлено, что на многих предметах бирки были без подписей или даты. На некоторых вообще не было никаких «опознавательных знаков». Некоторые из них изымались без присутствия понятых и т.д. и т.п.
Например, выяснилось, что рюкзак Сергея, с которым он приехал из Днепропетровска прямиком к Жовтневому райотделу, забрали у Сережи прямо в машине без каких-либо объяснений, и уж тем более – понятых там и в помине не было. Через пару дней этот рюкзак «чудесным образом» материализовался в горотделе, из него изымались личные вещи Сергея, которые его «зачем-то» заставили одеть и переобуться. Где, в чьих руках побывал рюкзак в течении какого-то времени – неизвестно, но зачем – понятно. Чтоб сфабриковать улики. Но и тут у милиционеров толком ничего не вышло. Наверное, не тем порошком «притрушивали», да и нужно было бы им все вещи «притрусить», а не только «некоторые». Как-то все выглядело очень неправдоподобно.
Да и с бинтом эластичным ( у Сережи была серьезная травма ноги) «неувязочка» вышла – забыли «притрусить» господа милиционеры тот бинт. Но все эти нарушения судью Минасова не «заинтересовали».

Еще пример. Когда в суде зачитывались материалы уголовного дела, адвокатами и Сергеем Деминым было установлено и заявлено, что на некоторых документах стоит не его подпись, другими словами – кто-то за не расписывался. Тут же на это было обращено внимание судьи. Но судью и этот немаловажный факт не «заинтересовал».

Так же был отмечен тот факт, что одни и те же понятые принимали участие во многих следственных действиях, могли даже в одно время «находится» в разных местах. Некоторые «не узнавали» свои подписи под протоколами. А некоторые вообще не проживали по тем адресам, что были указаны в протоколах, потому, что по адресу проживания одного из понятых находилась … школа!!!
Судья Минасов В.В. и эти грубейшие нарушения оставил без внимания, сказав, что заявлять об этом нужно было на досудебном следствии!

Все уголовное дело изначально было сфальсифицировано под руководством следователя Еремеева с участием назначенных адвокатов, которые активно помогали следователю «сочинять» дело. В последствии эти адвокаты: Адылев И.В., Кущ Е.Е., Балюта и др. понесли наказания за свои деяния и эти наказания были оставлены без изменений апелляционным судом, куда некоторые из них, обратились.
Эти «адвокаты» способствовали умышленному, необъективному созданию мнимых «доказательств виновности» невиновных ребят. То есть – оказывали не защиту подзащитным, а оказывали содействие в склонении невиновных к заведомо неправдивым показаниям и оговору себя.
И этот факт судья Минасов оставил без должного рассмотрения.

Перечень нарушений, допускаемых судьей Минасовым В.В., думаю, в скором времени будет продолжен. Ведь нас ждет еще не одно судебное заседание. И Владимир Валерьевич, наверное, продемонстрирует еще не раз откровенную предвзятость, необъективность, желание ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ ОСУДИТЬ НЕВИНОВНЫХ. Только вот, ЗА ЧТО?! ПОЧЕМУ?!

Учитывая выше изложенные факты, прошу вас не оставаться равнодушными к судьбе моих детей, которые ни в чем не виноваты, и стать на их защиту от преступной системы уголовного судопроизводства Украины.

С уважением, Ольга Демина

Статья взята с сайта: news.strela.zp.ua

seo
31st Янв 2013
Теги:
seo

Есть 1 комментарий. к “Люди, вы же не звери: обращение к народным депутатам Украины от матери запорожских «пономарей»”

  1. Александр Шацкий:

    Почти 10 лет я был прокурором-криминалистом прокуратуры Запорожской области (1985-1995 г.г.). В Советском Союзе нас называли элитой следствия. Основная наша задача — оказание методической и практической помощи следователям прокуратуры в раскрытии преступлений. Если помните, убийства были подследствены органам прокуратуры. У летчиков есть такая команда -делай как я. Как можно учить следователя? Только личным примером. Поэтому все наиболее важные следственные действия (осмотр места происшествия, допросы потерпевших, очевидцев, обыска, очные ставки, допрос подозреваемого, воспроизведение обстановки и обстоятельств события) выполнял я. За 10 лет сотни раскрытых наиболее тяжких, резонансных преступлений. Требование тех лет, что ни один невиновный не должен быть наказаным — это не просто лозунг. Каких-либо тайн в раскрытии преступлений для меня нет. При этом, пыток, физического насилия не было. В конце 80-х Оноприенко совершил свое первое убийство — на трассе Симферополь-Москва убил 5 жителей Сумской области, сжег трупы и завладел автомобилем. Преступление могло быть раскрыто с осмотра МП, но из-за непрофессиональных действий милиции преступник скрылся. Тогда начальника УВД заставили раскрывать это преступление. Пошли массовые нарушения социалистической законности. Милиция и прокуратура разделилась. Нашлось достаточно много порядочных сотрудников этих структур, которые выступили против беззакония, вплоть до обращения в ЦК КПСС. В результате — непричастные к этому преступлению не были осуждены за это убийство. Но следственно-оперативная группа занималась не раскрытием преступления, а попыткой навесить ответственность за это на других. Тем временем Оноприенко продолжал убивать. Мне дико слышать вказивки о 25-30% оправдательных приговоров. Ни один НЕВИНОВНЫЙ не должен быть привлечен к уголовной обветственности. Взрыв церкви — резонансное преступление для Запорожья, довольно таки «спокойного» даже для лихихх 90-х. Поэтому, и мой интерес к этому делу. Есть своя версия кому это было выгодно. А то, что ребята не причастны к этому преступлению — это давно понятно даже простым запорожцам. С уважением А. Шацкий

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан