Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

7 октября в Киеве открылась фотовыставка Дмитрия Куприяна “Катовані” («Под пытками» – рус.). Экспозиция посвящена тем, кто был подвергнут пыткам или избит сотрудниками украинской милиции.

Всего за 5 месяцев фотограф отснял 21 героя. Это жители Житомира, Запорожья,, Донецка, Винницы, Хмельницкого которые пострадали из-за неправомерных действий сотрудников милиции. «При всех Президентах, при всех министрах МВД ситуация была одинаковой — ничего не изменилось» — отмечает Дмитрий Куприян.

Насколько сложно найти этих людей?… Ведь после таких страшных событий никто не захочет афишировать свои «приключения». По словам фотографа, первых двух героев ему посоветовал адвокат, которому уже приходилось защищать в суде интересы истязаемых. Кое-кто сразу отказывался от участия в проекте.

Фотограф объездил всю Украину. Он снимал своих героев в их родных городах и селах. Подвергнутые пыткам предстают в тюрьме, в обычных бытовых условиях, в местах, где им инкриминировали преступления.

Одной из самых масштабных в проекте является история «пологовского маньяка». За преступления серийного убийцы Серия Ткача, который с 1980 по 2005 год орудовал на территории Крыма, Запорожской, Днепропетровской и Харьковской областей, были невинно осуждены по крайней мере 10 человек.

По неофициальным данным, жертвами Сергея Ткача стали свыше 100 молодых женщин и девушек. Маньяк имел опыт работы в райотделе внутренних дел, поэтому вычислить его было нелегко. А следователям между тем нужно было выполнять свою работу. И за убийства судили других людей.

«Милиционерам очень выгодно не ловить маньяка, а по каждому случаю поймать какого-то человека. То есть не связывать все в одно дело. И расследовать каждое отдельное дело, потому что за каждое кому-то из следователей дадут повышение» — отметил фотограф.

Дмитрий Куприян из своего проекта выделяет дело Александра Рафальского, которого задержали по обвинению в убийстве женщины.

Винница, 05.04.11. Пожизненно заключенный Александр Рафальский держит мешок с письмами, которые в его поддержку приходят со всего мира. Даже под пытками Рафальский не подписал явки с повинной.

«Когда он уже сидел в тюрьме, на него «повесили» еще три убийства. Дело очень интересно тем, что на каждом шагу — жесткая фальсификация доказательств и наглая подтасовка фактов. Из 16 томов его дела, в каждом из которых приблизительно по 400 страниц, несколько сотен просто исчезли — они не подходили под это дело» — рассказал фотограф.

Дмитрий Куприян отмечает, что невинно осужденные герои его проекта уже после отбывания наказания устраивают жизнь как могут: работают разнорабочими, охранниками. Большинство из них пытаются очистить свое имя — посылают свои дела в Евросуд по правам человека. Несколько героев проекта официально признали потерпевшими от пыток в милиции и назначили пересмотр их дел.

Почему в Украине по делам об убийстве не назначают ДНК-экспертизы?

Член Украинского Хельсинского союза по правам человека, адвокат Олег Веремиенко отмечает, что процент раскрытия преступлений в Украине составляет свыше 90%. Поэтому Украина в мире официально занимает второе место по раскрываемости преступлений. На первом месте страна, соответствующий показатель в которой составляет 93-95%, — Россия.

“Никогда не забуду как начальник Вышгородского РУ ГУ МВД Украины в Киевской области в одном телеинтервью уверенно рапортовал журналистам, что у него в районе вообще 98% “раскрываемость”! Но что в действительности стоит за этими показателями? Профессионализм и действительно раскрытые преступления? Чем выше показатели – тем больше неправды в словах милицейских генералов. В США и Западной Европе нормальным считается показатель раскрываемости преступлений на уровне 30-35%. Что у нас науки и технологий больше применяют при расследовании преступлений?” – возмущается адвокат.

С начала 90-х в США была проведена национальная реформа по созданию федерального банка ДНК всех подозреваемых и подсудимых. Проведение ДНК-экспертизы – стало обязательной процедурой. Со всех мест совершения преступления следователи-криминалисты отбирали биологические образцы волос, ногтей, следы крови и тому подобное (все, что может вывести на преступников). Все это осторожно упаковывается в воск и потом проводится экспертиза, по результатам которой создается банк данных.

В условиях существования банка данных ДНК теоретически не существовало бы таких масштабных дел серийных маньяков-убийц, таких как Чикатило или Ткач. В США их “деятельность” прекратилась бы очень быстро, ведь их следы с места преступления собирались бы в единую базу, поэтому у них было бы гораздо меньше шансов совершить что-то подобное опять.

Так почему в Украине по делам об убийстве не назначают ДНК-экспертизы? Почему-то у нас проводят только иммунологическую экспертизу, в частности, следов крови. В то время, когда развитые страны в обязательном порядке используют на досудебном следствии ДНК-экспертизы…

“С экспертизой по системе групп крови – АВО можно «играться» то есть делать подтасовки, фальсификации и тому подобное. А с ДНК – не поиграешься, погрешность составляет одну шестимиллиардную. То есть нет столько людей на земле!” – отмечает адвокат и объясняет, что такая система не подходит украинским правоохранительным органам, ведь им нужна система, где они будут в ручном режиме определять – кого отправить в тюрьму, а кого оправдать.

Правозащитник рассказал о печальноизвестном «деле пономарей», участники которого также стали героями фотопроекта “Катовані”. Дело о взрыве в Свято-Покровском храме Запорожья в начале августа 2010 года “было раскрыто за неделю”.

Запорожье, 20.06.11. Антон Харитонов, Евгений Федорченко и Сергей Демин сидят за решеткой в зале судебных заседаний

“Только то, как они «раскрывали» это преступление, Антон Харитонов – подсудимый – рассказывал мне в деталях 4 часа в Запорожском СИЗО. В частности, как сотрудники милиции областного управления МВД в Запорожской области 30 июля в 2010 г. лишали его возможности связаться с адвокатом и/или с мамой, братом; проводили ночные допросы; не давали спать 3 сутки без перерыва; как его лишали воды и еды, а затем – принуждали есть из помойного ведра; как издевались – вынуждали петь “Миллион алых роз” раз пять, при этом ужасно смеялись и снимали это на видео. В результате Антон дал неправдивые показания против себя и своего брата, а также коллеги – Евгения Федорченко. Сейчас их содержат под стражей в СИЗО, вот уже 14 месяцев! Странно, как они не взяли на себя убийство Джона Кеннеди” – рассказывает Олег Веремиенко.

Кто поможет истязаемым восстановить справедливость?

Теперь на рассмотрении в Европейском суде по правам человека от Украины находится около 12 тысяч заявлений от Украины (из 80 тысяч дел со всей Европы). Небольшую часть заявлений из Украины составляют именно жалобы на пытки и применение неразрешенных методов ведения следствия. Небольшую – потому что пройти все инстанции в Украине не так просто.

Сначала нужно обращаться в прокуратуру согласно статьи 97 Криминально-процессуального кодекса Украины (“Обязательность принятия заявлений и сообщений о преступлениях и порядке их рассмотрения”). По получении отказа в расследовании пыток в милиции нужно по крайней мере дважды обжаловать нежелание прокуратуры расследовать преступления сотрудников милиции. Практика показывает, что лишь единицы финансово и морально могут дойти до конца и собрать все необходимые документы для Евросуда. Арестантам в сотни раз сложнее это делать. Тем более, если нет денег на квалифицированного адвоката.

“Немногие знают, но Евросуд выделяет малообеспеченным заявителям до 2000 евро помощи на “legal aid” (на зарплату адвокатам, которые ведут это дело в Евросуде, – это может длиться до 5 лет). Грамотных и профессиональных адвокатов, которые в состоянии написать качественную и мощную жалобу в Евросуд – единицы”, – отмечает Олег Веремиенко.

Правозащитник рассказал о деле еще одного истязаемого — Тамаза Кардави. Его пытал действующий начальник милиции одного из райотделов столицы. По словам адвоката, факт пыток был зафиксирован медиками — были все необходимые медицинские справки о том, что относительно задержанного Кардави милиционерами применялось сексуальное насилие. Однако ни один “палач” не был привлечен к ответственности.

Олег Веремиенко проводил любительский социологический опрос среди задержанных и других адвокатов относительно того, как часто милицией применяются пытки и не разрешенные методы допроса. Согласно результатам этого исследования, каждый третий задержанный становится объектом применения неразрешенных методов ведения следствия. Изменить это может лишь всесторонняя реформа криминального судопроизводства.

Как уберечься от пыток? Универсальные советы от правозащитника

— Когда вы общаетесь с кем-либо из милиции, начиная от офицера ГАИ и заканчивая участковым милиционером или ППС – обязательно просите, чтобы милиционер предъявил удостоверение. Перепишите или запомните фамилию, имя, звание и подразделение МВД — как правило, это уменьшает риск беспредела относительно вас на 50%. В случае отказа милиционера не общайтесь с ним вообще — вы ему ничем не обязаны.

— Никогда ничего не подписывайте (особенно, не читая), не посоветовавшись с вашим юристом и/или адвокатом. Это убережет вас от многих неприятностей. В целом, отказ что-то подписать создает дополнительные трудности (нужно искать понятых, свидетелей и тому подобное).

— Если вас вызывают в милицию “поговорить” — никогда нельзя идти туда самому. Нужно посоветоваться с адвокатом, идти ли туда вообще (пусть присылают повестку).

— Если вас вызывают в качестве свидетеля – вы должны знать, что можете настаивать на том, чтобы во время беседы в милиции с вами присутствовал адвокат, которого пригласили именно вы или кто-то из ваших близких.

— Если вас вызывают на беседу в пятницу вечером – шансы того, что к вам будут применять неразрешенные методы возрастают в разы!

— Если вам сообщили, что вы задержаны (вы “задержанный” именно с того момента, когда не можете самостоятельно покинуть райотдел) и разъяснили ваши права – воспользуйтесь ими! В частности, очень полезными для вас станут право хранить молчание (по крайней мере до приезда адвоката), а также право не свидетельствовать против своих родных и близких — ст. 63 Конституции Украины, следующее – право на один телефонный звонок. Сообщите родителям, жене-мужу, другу, коллеге о том, где вы находитесь, и что вам нужна помощь. Попросите нанять квалифицированного адвоката. Не давайте никаких показаний до приезда вашего защитника. Все это позволит вам в большинстве случаев избежать судьбы тех, кто подвергался пыткам.

Если вас пытали…

— Нужно обратиться к врачам за медицинской помощью — вызвать “скорую”.

— Дальше – позвонить по телефону знакомому адвокату и сообщить о том, что произошло. Он поможет собрать доказательства пыток и составить заявление – жалобу в прокуратуру.

— Сфотографируйте следы побоев на теле на цифровой и пленочный (по возможности) фотоаппараты, запишите все на видео. Все это станет доказательствами применения относительно вас неправомерных действий сотрудниками милиции.

— Дальше все это передается в прокуратуру вместе с заявлением в порядке ст. 97 Криминально-процессуального кодекса Украины. Прокуратура должна предоставить правовую оценку действий “оборотней” и вынести соответствующее решение.

— В случае несогласия “отказный” материал оспаривается в суде или прокуратуре высшей инстанции. Практика показывает, что суд в 90% таких случаев становится на сторону тех, кто подает жалобу.

Статья взята с сайта www.unian.net

seo
25th Окт 2011
Теги:
seo

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан