Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Тайна следствия: на чем построено «Дело пономарей»


04 апреля 2013
Валентина БАБАК





«Дело пономарей» уже давно стало визитной карточкой Запорожской области. История трех парней, «посягнувших на Божий храм и человеческие жизни», муссируется в СМИ вот уже почти три года. На сегодня они являются единственными обвиняемыми в этом преступлении. Между тем адвокаты полагают, что следствие не только не изучило других версий, но и, более того, не намеревалось это делать.

Преступление было раскрыто в кратчайшие сроки, а обвиняемые оказались за решеткой. Отчет о работе силовиков лег на стол Президента, который весьма благосклонно отнесся к рвению своих подопечных. Часть сотрудников, принимавших участие в следственных действиях, пошли на повышение, остальные были отмечены званиями, наградами и денежными премиями. Между тем «подрывники» продолжают настаивать на своей невиновности и заявляют, что дело фальсифицировано от начала и до конца.

Сюрприз для патриарха

Взрыв в Свято-Покровском храме прогремел 28 июля 2010 года. Наталия Бабенко в тот день решила зайти в церковь вместе со своим сыном. Они пришли аккурат на вечернее богослужение. Эту службу женщина не может забыть и поныне.

«Это было жутко. Мы стояли, слушали священника. Рассматривали роспись церкви (семья Бабенко – известные в Запорожье художники. – Ред.). И тут раздался взрыв. Нас сбило с ног, а когда мы опомнились, все было как в тумане. Оседала пыль, а мы лежали посреди груды обломков. Какая-то женщина громко стонала…» – вспоминает Наталия.

Как выяснилось позднее, взрывное устройство в церкви было заложено под лавку возле входа. По роковому стечению обстоятельств, адская машинка сработала, когда на скамью присела отдохнуть прихожанка храма Людмила Донец. Женщине было уже 80 лет, и она физически не могла выстоять всю службу на ногах.
От множественных ран и ожогов Людмила Донец погибла. Еще девять человек, находившиеся в тот момент в храме, получили различные увечья.

К месту происшествия немедленно прибыли все экстренные службы. Беспрецедентный теракт в церкви произошел в день Крещения Руси. Более того, взрыв совпал с официальным визитом в Украину московского патриарха Кирилла. «Все были просто на ушах. Вы представляете, какой мат стоял вокруг?! Звонки из Киева, начальство в мыле бегает. И так приятного мало, а тут еще Кирилл приехал… Первая реакция – все, п…ц, погоны со всех поснимают», – восстанавливает события один из офицеров среднего звена СБУ в Запорожской области.

Первые результаты

О случившемся ЧП немедленно оповестили Президента Виктора Януковича. В кратчайшие сроки была сформирована оперативно-следственная группа. В Запорожье срочно вылетели представители руководящего состава СБУ, милиции и прокуратуры.

Главных выводов ждали от сотрудников взрывотехнических подразделений. Те сработали профессионально: уже через несколько часов был известен состав взрывного устройства. Оно состояло из алюминиевой пудры, селитры, детонатора и часового механизма, запрограммированного на определенное время.

Буквально в тот же день тогдашний прокурор области Вячеслав Павлов заявил, что у следствия есть определенные наработки, которые будут озвучены в ближайшее время. По словам прокурора, из трех рабочих версий следователи практически моментально выделили одну из наиболее перспективных.

За информацию, которая могла бы помочь в раскрытии теракта, МВД пообещало 200 тыс. гривен. После этого следствие быстро установило круг лиц, которые могли пролить свет на причины взрыва. Первыми в их число попали служители церкви. Святые отцы поделились с правоохранителями известной им информацией. Как оказалось потом, память настоятелей храма оказалась выборочной…

Первые подозреваемые

Практически сразу после взрыва весь личный состав силовых структур был ориентирован на поиск и установление личности молодой женщины. По показаниям свидетелей, именно она непосредственно после взрыва лихорадочно фотографировала его последствия на цифровой фотоаппарат, после чего скрылась.

Личность женщины так и не удалось установить. Через некоторое время ее фоторобот исчез со стендов в райоотделах. Кто эта дама, и по какой причине милиция занималась ее поисками, не удалось выяснить даже в ходе судебного следствия. Правоохранители упорно не понимали суть вопросов адвокатов, а в отношении разосланных ориентировок хранили гробовое молчание.




Впрочем, к тому времени это было никому не нужно: силовики уже докладывали Президенту Виктору Януковичу о выполнении поставленной задачи. 6 августа министр МВД Анатолий Могилев сообщил, что подозреваемые во взрыве задержаны, а преступление раскрыто.

http://tsn.ua/ukrayina/mvs-spravu-pro-vibuh-cerkvi-u-zaporizhzhi-rozkrito.html

Подозреваемыми оказались двое пономарей Свято-Покровского храма Антон Харитонов и Евгений Федорченко, а человеком, изготовившим и передавшем взрывчатку, по версии следствия, выступил Сергей Демин (сводный брат Харитонова). Как рассказали правоохранители, за некоторое время до взрыва Антона отлучили от служений, обвинив его в кражах и нарушении церковных обрядов. Сергей якобы решил помочь брату «восстановить справедливость». Он собственноручно собрал взрывное устройство и передал его Антону. В свою очередь последний встретился с Федорченко (на тот момент продолжал служить в церкви. – Ред.) и поручил ему выставить часовой механизм и заложить взрывчатку. По версии прокуратуры, общим мотивом парней стала ненависть к действующему настоятелю храма и его приближенным.

«Все в рамках закона»

Всех подозреваемых задержали в течение нескольких дней после взрыва. Защищать их поручили адвокатам Аделеву, Кущу и Балюте. Следует отметить, что все трое были назначены следователем. По странной случайности, защитники в один голос советовали своим подопечным признать вину на первоначальном этапе, чтобы потом «все опровергнуть в суде».

Нынешний адвокат подсудимого Сергея Демина Валентин Наливайко полагает, что истинной задачей его предшественников было любыми методами добиться от подозреваемых безоговорочного сотрудничества со следствием. «В частности, в ходе дисциплинарного производства в отношении Евгения Куща выяснилось, что он вступил в процесс… по просьбе своего друга Андрея Шарнина (сегодня – зам начальника следственного управления ГУ МВД в Запорожской области). Допросы проводились в ночное время. По моему мнению, реальной помощи от данного адвоката мой подзащитный не получил. Более того, считаю, что не в последнюю очередь благодаря «работе» Куща Сергей Демин взял на себя преступление, которого не совершал…»
В случае если адвоката подозреваемым назначают сами правоохранители, должна быть соблюдена четко выписанная процедура. Следователь должен направить в адвокатское объединение постановление о назначении защитника. Вступить в дело адвокат может только после официального рассмотрения данного документа. Однако в случае с «пономарями» правоохранители настолько спешили, что плюнули на все условности.

«Представьте, протокол о задержании Харитонова был подписан около 21.00. Допустим, тогда же следователь пишет постановление в адрес адвокатского объединения. А уже в 22.00 появляется адвокат Балюта. Скажите, как его могли назначить, если наш Президиум работает до 17.00? Этот документ мог прийти только на следующий день! Получается, адвокаты работали по поддельным ордерам…» – говорит Юрий Шуляков, представляющий в процессе интересы Антона Харитонова.

Роль «милицейских» адвокатов была рассмотрена на заседании квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры Запорожской области. Иван Аделев, Евгений Кущ и Владимир Балюта были признаны виновными в нарушении Закона Украины «Об адвокатуре» и Правил адвокатской этики.

Тем временем подозреваемые в один голос заявили о применении к ним в ходе допросов методов физического и психологического насилия. Однако прокурор области Вячеслав Павлов и его первый зам Александр Попович категорически опровергли слова подследственных. «Все допросы задержанных по делу о взрыве в Свято-Покровском храме фиксировались на видеокамеру, и ни с одним из задержанных милиция не рабо тала без присутствия представителя прокуратуры. Все происходило в рамках закона», – заверил господин Павлов.
В подтверждение своих слов прокурор поднял с места начальника надзорного отдела Сергея Марченко, который подтвердил, что лично присутствовал едва ли не на каждом допросе подозреваемых.
Уже в ходе суда выяснилось, что это ложь: будучи уведомленным об ответственности за дачу ложных показаний, Марченко признал, что не присутствовал ни на одном допросе…

Алиби не в счет?

Стоит отметить, что адвокаты подсудимых проделали колоссальную работу. В период судебного следствия было установлено, что подозреваемые были фактически лишены права на защиту. Кроме доказательств неудовлетворительной работы «милицейских» адвокатов на первоначальном (самом важном!) этапе и допросов в ночное время, достоянием общественности стали видеозаписи очных ставок, допросов и следственных экспериментов.

На одной из них подозреваемый Антон Харитонов, ранее заявлявший о том, что ему неизвестно о лицах, взорвавших храм, после получасового перерыва вдруг резко меняет свои показания начинает называть имена своих коллег.

Какие методы убеждения использовались в ходе перерыва, осталось за кадром.

На другой видеозаписи Сергей Демин лихорадочно пытается воспроизвести схему взрывного устройства, которое он якобы изготовил. Впоследствии прокуратура ушла от этой версии, заявив, что адскую машинку Демин приобрел «у неустановленного лица»…

Немалая роль в обвинительном заключении принадлежит некоей Жаннетте Половниковой, которая выступила в деле экспертом по детектору лжи. Не смотря на то, что использование полиграфа не регламентировано Уголовным кодексом, г-жа Половникова с завидной регулярностью приходит на помощь правоохранителям, когда им необходимо получить нужный результат. Один из наиболее резонансных примеров мастерства специалиста – уничтожающий вердикт, послуживший одним из доказательств вины Виталия Каиры – парня, отсидевшего восемь лет за преступления «пологовского маньяка» Сергея Ткача.

Напоследок защита приберегла зубодробительный аргумент. Адвокаты вызвали в суд свидетелей, подтвердивших алиби всех подсудимых. По версии прокуратуры, 27 июля около 18.00 обвиняемый Сергей Демин встретился в районе трампарка со своим братом Антоном Харитоновым. В ходе встречи он передал ему самодельное взрывное устройство. Спустя два часа Харитонов отдал взрывчатку пономарю Свято-Покровского храма Евгению Федорченко, который на следующий день принес ее в церковь.

Однако юрист Виталий Пасечник в суде заявил, что Антон не мог встретиться с братом, поскольку с 18.10 до 19.00 того же дня вместе с матерью находился на площади перед автовокзалом. Там Пасечник консультировал их по вопросу проблемного кредита. Свои слова свидетель подкрепил документами и рабочими записями. А вскоре выяснилось, что алиби есть и у Евгения Федорченко, которого видели в троллейбусе в момент, когда, по информации прокуратуры, тот должен был находиться совсем в другом месте…

Наконец, свои доводы адвокаты подкрепили данными оператора спутниковой связи, который зафиксировал факт телефонных переговоров обвиняемых в конкретное время в местах, соответствующих их реальному местоположению.

Впрочем, на позицию прокуратуры это практически не повлияло. Из обвинительного заключения исчезли лишь временные привязки, тогда как суть осталась та же: подсудимые виновны, а их преступление полностью доказано…

Показания – не показания?

По словам адвокатов, всего в деле проведено около сотни различных экспертиз. Данные практически всех исследований подтверждают невиновность «пономарей». Об этом свидетельствуют также выводы специалистов Луганского и Донецкого НИИ судебных экспертиз, приобщенные к делу.

Результаты из Луганска не удовлетворили сторону обвинения, поскольку оставляли сомнения в правдивости показаний обвиняемых. Судебный эксперт из Донецка Владислав Седнев, имеющий непререкаемый авторитет в данной сфере, также подтвердил, что показания обвиняемых давались под психическим давлением со стороны силовиков. В ответ на это прокуратура потребовала провести комиссионную экспертизу, уже третью по счету.

Сторону обвинения не удовлетворила формулировка «психическое». По мнению прокурора, эксперты могли говорить лишь о психологическом давлении.

Интересно, что суд может назначить повторную экспертизу лишь в двух случаях: неправильности или неполноты исследования. Для того чтобы вынести такой вердикт, судья должен вызвать и допросить эксперта, проводившего изучение материалов уголовного дела. Однако судья Владимир Минасов решил иначе: он удовлетворил ходатайство прокуратуры, и волевым решением назначил новую экспертизу, направив материалы в профильный НИИ г. Киева. Столичные эксперты силовиков не подвели, дав выводы, устраивающие обвинение…

Святая земля

Наконец, ни в досудебном, ни в судебном следствии не устранена путаница в показаниях одного из служителей церкви Антона Афанасьева. Парень выбежал из храма за минуту до взрыва. По словам свидетеля, ему захотелось в туалет. Правда, по собственному признанию, нужду молодой человек так и не справил.
В ходе следствия Афанасьев неоднократно менял свои показания. При том, что на него никто не давил (так, Антон Харитонов пять раз писал явку с повинной, каждый раз – с разными деталями и вариантами соучастников). Причины такого поведения Афанасьева непонятны.

В этом контексте можно упомянуть и о еще одном нюансе, о котором так не хотели вспоминать представители епархии и вышестоящие служители Свято-Покровского храма. На момент взрыва религиозная община была вовлечена в хозяйственный спор с компанией «Амстор». Предметов тяжбы выступала земля, на которой расположена церковь.

http://reyestr.court.gov.ua/Review/4224922

http://reyestr.court.gov.ua/Review/8520258

Торговая сеть планировала выкупить часть территории храма и подписала с общиной соответствующий договор. В качестве залога сделки бизнесмены перечислили священникам 1 миллион гривен. Однако вскоре выяснилось, что земля отдана другим структурам. В ответ на резонное требование вернуть залоговую сумму религиозная община сообщила, что денег у нее нет: мол, они потрачены на реконструкцию церкви. А вскоре в Свято-Покровском храме прогремел взрыв…

Вскоре после этих событий одиозный епископ Запорожский и Мелитопольский владыка Иосиф был отстранен от руководства епархией и переведен в глухой Конотоп. А служители церкви за все время судебного процесса приходили на слушания считанные разы…

Ни следствие, ни суд эти факторы не учли. Решение по делу было принято, основываясь на доводах обвинения, а практически ни один протест адвокатов не был удовлетворен. Впереди – дальнейшее рассмотрение дела в вышестоящих инстанциях. Стоит отметить, что готовиться к будущим процессам защитникам практически нет необходимости. Вся работа уже сделана.

«Их оправдают, нет никаких сомнений, – отмечает адвокат Юрий Шуляков. – Вопрос, когда? В Украине никто в этом не заинтересован. Слишком большое количество погон стоит на кону. Остается надеяться только на Европейский суд…»


Представитель гособвинения Андрей Кметь


Адвокат Евгения Федорченко Алла Подколзина


Адвокат подсудимого Сергея Демина Валентин Наливайко

Статья взята с сайта: pravda.in.ua

Автор статьи: Валентина БАБАК

seo
12th Мар 2015
Теги:
seo

2 комментария к “Тайна следствия: на чем построено «Дело пономарей»”

  1. Вера:

    Более бредового, лживого и бессмысленного приговора не знает судебная система. Все обвинение было в прямом смысле этого слова «высасоно» из заказанной прокуратурой экспертизы. Наш судья просто взял и сделал выписки из этих экспертиз, которые то же не доказывают вину мальчишек, просто судья выбрал нужные для себя абзацы. Представляете в приговоре есть такие обвинения — Федорченко зашел в церковь (на следственном эксперименте) с расправленными плечами и сразу повернул в верном направлении налево. По мнению судьи ( а он это пишет в приговоре) поведение обвиняемого указывает на то, что именно он занес взрывное устройство в церковь. И даже не хватило ума внимательно изучить дело, взрыв произошел с правой стороны… и все остальное в том же духе. В приговоре есть «оправдательные» выводы судьи — например о том, что у Харитонова Антона были вырезаны карманы — факт, который ни куда не спрятать. Так вот, судья пишет о том, что возможно карманы были вырезаны для проведения какой-либо экспертизы. Какой? Где хоть одно доказательство, хоть один отпечаточек, хоть один следок — Нету и не может быть, потому что эти дети не совершали преступления, а стали жертвами системы. Будь она проклята.

  2. subcomisar:

    Я, как бывшее лицо старшего начальствующего состава ОВД и прокурор уверен, что эти несчастные молодые люди невиновны! Из них, откровенно говоря, такие бомбисты-таррористы, как из Азазелло архиерей! У них совершенно не тот психотип, да и навыков диверсионно-подрывной работы у них и в помине нет! Нынешняя власть даже виновных, более менее убедительно назначить не может! Уже таких слабых и несчастных нашли, таких пацифистов а террористы назначили без мотива и умысла, они же в армии не служили да и боевого оружия и взрывчатки в помине никто из них в руках никогда не держал!!! В общем фашизм прет не от «Свободы». а от нынешней власти и ее карательных органов!

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан