Дело пономарей — Официальный сайт
Facebook seo Twitter seo Subscribe
seo
seo
seo

Год назад во время визита в Украину патриарха Кирилла в Запорожье был взорван храм. Тогда едва ли не впервые из уст первых лиц страны прозвучало слово «теракт». А дальше развернулся сценарий, достойный времен инквизиции. Президент, забыв о требованиях закона, ставит перед следствием нереальную задачу — найти виновных за неделю. А милиция, в лучших традициях НКВД, бросается выполнять нелепый приказ. В итоге арестовали тех, кого успели подогнать под одну из версий.

Виновны подозреваемые или нет, решать суду. Беда в другом: следствие так торопилось, что доказательств собрать не смогло. И теперь каким бы ни был вердикт Фемиды, останутся серьезные сомнения в его справедливости.

Версия следствия
В распоряжение «ВВ» попало обвинительное заключение по так называемому «делу пономарей». Правоохранители считают, что задумали преступление 25-летний Антон Харитонов и его старший брат Сергей Демин. Позже к делу подключили Евгения Федорченко.
Антон с 13 лет прислуживал в церкви. Незадолго до трагедии пономарь в чем-то провинился, ему запретили в течение двух месяцев выполнять свои функции. Якобы из-за этого Харитонов обиделся на настоятеля в частности и церковь в общем. По начальной версии, Антон сам изготовил бомбу. Он написал явку с повинной, признался во всем. Но во время допросов стало ясно, что даже запомнить, как начинить взрывчаткой кастрюлю, он не способен. Парень воспринимает реальность, как 15-летний подросток, его умственное развитие на уровне девятиклассника-троечника. По словам правозащитника Александра Шацкого, это говорит только о том, что «явку» парню диктовали. Позже их появилось еще три, все абсолютно разные.
После того как стражи порядка выяснили, что Харитонов при всем желании не сможет заучить и повторить на суде, как он делал бомбу, пришлось искать еще кого-то. Но выпускать задержанного, конечно, было никак нельзя, ведь неделя, выделенная Президентом, истекала. И тогда «повязали» брата Антона. Сергей Демин закончил физкультурный факультет института, и его познаний также не хватало для сбора самодельной бомбы.
— На одной из видеозаписей, имеющихся в материалах дела, слышно, как милиционеры говорят, что бесполезно его учить, легче сказать, что бомбу он купил, — говорит Ольга Демина, мать двоих обвиняемых. — Так в обвинении появился пункт «незаконное приобретение взрывчатки» у «неустановленного лица». Никаких доказательств, что Сергей когда-либо покупал хоть что-то похожее на бомбу, в деле нет.
Якобы, купив взрывчатку, Демин передал ее брату, а тот в свою очередь еще одному пономарю — Евгению Федорченко. Обосновать, зачем ему надо было подрывать церковь, следствие даже не пыталось. Видимо, такой уж у молодого человека злокозненный характер, суду и этого объяснения должно хватить.
Получив бомбу, Евгений «незаметно» прошел во двор храма и оставил ее среди вещей, которые прихожане собирают для малоимущих. Потом зачем-то перетащил в библиотеку и только потом подложил под лавку у входа в церковь. И всех этих перемещений никто не видел. Опять-таки, единственное доказательство, подтверждающее участие пономаря в процессе, — его явка с повинной.

Не все так просто
Версий преступления изначально было несколько, в том числе и самых невероятных. Но правоохранители тогда в основном сконцентрировались на двух: конфликт на религиозной почве или злодеяние, совершенное психически больным человеком. Высказывались и другие предположения. Например, о причастности к теракту сатанистов или представителей иной религиозной секты, о провокации иностранных спецслужб. Одна из версий гласила, что взрыв мог произойти из-за дележа территории.
До получения президентского приказа милиция на все вопросы отвечала уклончиво и явно не спешила публично озвучивать свои предположения. Версия об организации теракта «психически неуравновешенным» пономарем на почве личного конфликта с настоятелем храма оказалась самой выгодной для власти. И стражи порядка ринулись ее отрабатывать, уложившись в срок.
— Я более 20 лет проработал в органах прокуратуры и знаю золотое правило, — говорит Александр Шацкий. — После явки с повинной должны появляться новые вещественные доказательства. Потому что настоящий виновник всегда знает о преступлении больше, чем следствие. Если новые детали не появляются, явка выбита. По словам обвиняемых, чтобы добыть явки с повинной, им три дня не давали пить, есть и спать, допрашивали по ночам. А потом принесли помойное ведро и заставили пить из него. В 40-градусную жару после таких издевательств они были готовы взять на себя хоть убийство Кеннеди, лишь бы их оставили в покое.
Правоохранители уверяют, что признания из задержанных не выбивали. А то, что теперь они отказываются от своих показаний, говорит только об их желании избежать наказания. Но почему тогда никто не проверил алиби задержанных? Они звонили со своих мобильных телефонов, встречались с людьми в разных концах города, когда, по мнению следствия, должны были передавать друг другу бомбу. Все это легко проверить, если есть желание.
— Суд не устанавливает достоверность фактов, — говорит Ольга Демина. — Все заседания были посвящены рассмотрению психологических портретов подсудимых и финансовых трудностей их родственников. Свидетеля, который подтверждает алиби Антона, целый день промариновали в коридоре, так и не допросив. Хоть адвокат и объяснил, что он приехал из Хмельницкого и не сможет ждать следующего заседания. Вместо этого час ни о чем допрашивали мать Федорченко, которая и так ходит на все слушания.

Дело привычки
Все это очень напоминает дело «пологовского маньяка». Та же Запорожская область, то же активное участие в расследовании высших чинов МВД. Если бы Ткач не продолжал убивать, первый человек, приговоренный к расстрелу за его преступления, так и остался бы официально признанным убийцей. Но маньяк не останавливался, министр негодовал и требовал немедленно раскрыть очередное убийство. Подчиненные «раскрывали». Десять человек получили разные сроки, один из них три месяца просидел в камере смертников, дожидаясь расстрела. Все они написали явки с повинной, на основании которых их и осудили.
Теперь судят нескольких оперативников, подтасовавших факты против невиновных. Но ни один судья, закрывший глаза на отсутствие доказательств, не понес ответственности. Как и заместители министра, выезжавшие в Запорожье, чтобы лично расследовать дело.
Подход к вопросу за прошедшие годы ничуть не изменился. Если дано указание сверху «найти и посадить», вдаваться в подробности и искать правду не будет ни следствие, ни суд. И «дело пономарей» рискует стать очередным триумфом беззакония.

Марина БРЫЛЬ

Источник: Вечерние Вести

seo
21st Июн 2011
Теги:
seo

4 комментария к “За взрыв церкви в Запорожье судят случайных людей?”

  1. истина:

    До каких же пределов должно дойти человеческое терпение, что бы «возмутиться» действиями работников наших «правохранительных органов». Давайте зададим вопрос каждому человеку, независимо от того был ли он когда нибудь связан с работой милиции или всегда являлся законопослушным гражданином. А вопрос такой _ Верите ли ВЫ нашей милиции?, Верите ли в то, что там работают порядочные и справедливые люди? и т.п и в 99 ответах из 100 — ответ НЕВЕРИМ. Посмотрите на нашу правозащитную систему. Обратите внимание, как живут слуги народа, которые должны защищать наши жизни, права и спокойствие. А живут они жирно и их не интересует ни одна судьба, ни одного человека. их интересует только один вопрос — кто и сколько заплатит. Преступники которые совершают преступления запросто могут откупиться, вопрос только в цене.
    Но есть и еще одно немаловажное значение для наших «правоохранников» это власть, погоны и продвижение по службе. Вот и решили наши недалекие мелиционеры быстро (как приказал президент) раскрыть преступление (века) и не задумались о том, что садят невиновных и даже не удосужились подумать что такое сфабрикованное дело это позор не только для них а и для всей нашей Украины.
    И еще мы, люди, если не научимся защищаться и становиться друг другу на защиту, нас и наших детей будут садить в тюрьмы, будут запугивать, и у них это будут получаться пока мы все не объединимся и не научимся провивостоять милицейскому беспределу.

  2. Судья Минасов и судья Киреев как бы по одному учебнику учились под
    названием » Как нужно нарушать закон и что делать. чтоб осудить невиновного.»
    Или для резонансных дел выбирают именно таких судей, которые слушаются
    тех, кто «наверху»? И по каким-то личным причинам не могут принять справедливое и праведное решение?!

  3. алекс:

    Церковь взорвали укронацисты, которые потом взорвали памятник Сталину

  4. Lawyer:

    Кто-то же взорвал? Кто? С точки зрения мотивов круг достаточно ограничен. А сточки зрения исполнителей — практически не ограничен. Тем, кто пострадал по делу Ткача — повезло с тем, что Ткач — серийник. А раскрыть человека, совершившего единственное преступление, да ещё по личным мотивам, да ещё психически здорового, раскрыть почти невозможно. Видимо, милиция знала, что они не раскроют это преступление, если только не хапнут кого-то, у кого есть хотя бы видимость мотива. Так и получилось. Остальное оказалось делом техники.

Написать ответ

seo
 
seo
Все права защищены © 2011-2015 Дело пономарей — Официальный сайт
Кто затыкает ухо свое от вопля бедного, тот и сам будет вопить, - и не будет услышан